?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

КОНЕЦ ЦИКа
boris_yakemenko
Памфилова объявила шпану Шнурова «президентом «Нашествия»» (по мощам и елей). Памфилова – глава ЦИК. Центральной Избирательной Комиссии. Государственный чиновник. Поехала на «Нашествие», руководила выборами, предотвратила вбросы, торжественно объявила победителя.
Молодец.

Больше о Памфиловой говорить не нужно. И ЦИКом руководить ей больше ни к чему. Не надо этими же самыми руками, которыми она считала шнуровские листочки, считать бюллетени на выборах Президента. Либо одно, либо другое.

Итак, ее больше нет. ЦИКом больше некому руководить. Все, что теперь будет там происходить под руководством Памфиловой, уже не имеет никакого значения. Памфилова теперь должна остаться рядом со шпаной и это ее самое достойное место. Она сама это место выбрала. В принципе, начав с защиты Подрабинека, закончишь непременно выборами Шнурова.

Хотя она сама еще этого не понимает. Как и большинство тех, кто там рядом с ней.

ОНИ УЖЕ ПОДРОСЛИ
boris_yakemenko
На наших глазах рождается новая звезда журналистики, директор крупной компании, холдинга, председатель правления консорциума, дальше можете сами додумать – Лиза Пескова. Чья она дочка, объяснять не нужно, это и есть главное в Лизе. Явление Лизы интересно и скучно одновременно, так как это индикатор состояния элиты, который в своем развитии совершенно предсказуем. Это скучно и банально. Интереснее он, как показатель глобальных процессов.

Напомним, что наша «элита» (то есть те, у кого много денег – иных критериев больше нет) абсолютно советская по сути. Прежде всего это связано с ее возрастом. Кроме того, советская система предлагает очень простые и, самое главное, очень выгодные для элиты решения, которые доступны в реализации любому, даже самому ограниченному представителю элиты, а таковых очень много. Прежде всего, элита полностью зависима от политической и в целом государственной конъюнктуры. Если пятнадцать лет назад за «сотрудничество с властью», «провластность» рискнувшие признаться в поддержке Кремля платили травлей в газетах и провокациями, этого сотрудничества стеснялись и его скрывали, то теперь это гарантия процветания, успеха и отсутствия рисков. Поэтому многие представители финансовой элиты поспешили конвертировать свои активы в партийность и кресла, получая мандаты, корочки, таблички на двери.

Произошла и внутренняя трансформация элиты. Строго в рамках ментальных воспоминаний о советском и даже досоветском прошлом она упорно пытается стать отдельным сословием, создать классовые и, что важно в рамках рассматриваемого сюжета, даже родовые барьеры. Это когда представители низших сословий, даже обладая равными с элитой финансовыми и умственными капиталами, не имеют доступа в сословие элиты, к благам и возможностям, собственно и создающим элиту.

Отвлечемся и вспомним, что такое была элита в СССР? Элитой были те, кто могли ездить за границу. Те, кто могли отовариваться на валюту или чеки в «Березках». Те, кто могли купить иностранную машину. Кто могли жить в центре Москвы. Кто могли достать дефицитные книги, пластинки и вещи. Кого допускали в закрытые распределители, закрытые отделы магазинов, на склады. В СССР при всеобщем дефиците все решали именно возможности, а не деньги. Ибо даже большие деньги без возможностей, ходов, задних крылец и нужных знакомств невозможно было потратить, употребить. Можно было иметь деньги на машину, но ее все равно нужно было уметь купить. Можно было иметь деньги на загранпоездку, но ехать вам или нет, решали другие люди. Можно было набрать денег на черную икру, но на прилавке ее не было, а под прилавок пускали только белую кость. Без риска оказаться в остроге иметь видеомагнитофон, читать и хранить издания «Посева», «Имка-пресс» и журнал «Плейбой» могла только элита. То есть элита это те, кому разрешают и дают. Кто включен в систему распределения благ не по остаточному, объедочному принципу, а допущен к сниманию сливок.

А теперь «на первое возвратимся». Что происходит сегодня. Элиту сильно прижал мировой кризис и те, кто зарабатывал в месяц, например, 10 миллионов долларов, теперь зарабатывают жалкие три. Поэтому возникает необходимость врезать по тем, кто обогащается без санкции сверху, обостряется внутривидовая борьба. Во-вторых, и в главных, у них подросли детки! Наследники. В прямом и переносном смысле. Наследники должностей, денег, власти, места на каналах, упоминаний, перепостов. Детки единственная возможность все удержать, сохранить и встретить беспощадную старость не в камере, а под балдахином на Лазурном берегу. Причем эти детки в подавляющем большинстве своем, в основном, получили образование и паспорта там, «у них», а не здесь, потому что «элита» лучше других знает, что у нас все непредсказуемо, сегодня ты есть, а завтра Бог весть. Деньги (а значит возможности) можно сохранить только там, на Западе, а для этого нужно набрать столько, чтобы хватило на годы простого их проедания. А это одним поколением не всегда можно сделать. Поэтому у всех детки, жены, сестры уже при должностях (какие талантливые семьи, ни одного лузера, фрика, дурака, все с колыбели уже управляющие, директора, звезды - чудеса), при деньгах и при возможностях. Поэтому никого не удивляет, что всерьез обсуждается жена Навального как кандидат в Президенты, если Навального заточат в самый ответственный момент. А что тут такого? Абсолютно в координате той логики, которая выстроена выше. Профессионализм ни при чем, должности становятся просто наследственными. Даже для соискателей президентского места. Нас спасает пока только то, что у Навального нет наследника.

Итак, должности наследственные. На них никто никогда больше не попадет, кроме детей, внуков, правнуков. Всем остальным разрешено помогать. Как-то в позапрошлом веке маленький мальчик Левушка (будущий Лев Толстой), глядя на портрет императора, спросил у maman «А когда я вырасту, я смогу быть императором»? «Нет, - ответила maman, - ты никогда не станешь императором, но ты сможешь помогать ему». Сегодня вместо слова «император» можно поставить титул директора любой корпорации, банка и т.д., оставить все остальное и вешать на любую стену в общественном месте. Пусть привыкают. Вы сможете помогать. Вы, что важнее, будете платить, отвечать и, главное, защищать. Правда, они умело объяснят, что в защите, на самом деле, нуждается страна. Она же нуждается в деньгах и ответственности.

Почти полностью сформировавшемуся новому феодальному сословию хочется скорее закрепить завоевания. Поэтому элита все время прямо и косвенно посылает в пространство сигналы о том, что пора заняться изъятием определенных возможностей у тех, кто этими возможностями пользоваться больше не должен. Каких? Тех, что есть у элиты. Уже давно в той или иной форме слышны намеки на то, что не надо больше ездить за границу, не надо иметь валюту, не надо никуда рваться, слишком много зарабатывать… Проститутка Собчак (дочка Собчака, а не сама по себе) требует ввести налог на туризм за границей, а то обычные посетители мешают http://www.uznayvse.ru/news/85397.html, «элитные» обитатели района Патриарших прудов в Москве требуют не пускать на пруды «саранчу» и «быдло» из Бирюлева https://www.youtube.com/watch?v=wenU7kKeBks Характерный текст: «Прелесть этого района - и, может быть, одна из его проблем - социально однородные жители. Ну, ребят, давайте называть вещи своими именами: мы все здесь одного круга. Поэтому у нас особые отношения, поэтому мы друг друга любим, поэтому можем друг с другом общаться. Вопрос в другом: как мы относимся к тем людям, которые приезжают к нам гулять из Бирюлёво». http://www.politonline.ru/interview/22887079.html Круг - главное. Любят, потому что круг. Беглый олигарх Полонский открыто заявляет, что «у кого нет миллиарда, пусть идет в задницу» ("Ведомости", 19.03.2008), в витринах ЦУМа развешивается реклама «Я крутая, а ты животное», «Кто не в Прада, тот лох» (http://forum.golig.com/forum3/thread29061.html). Один из ближайших соратников бывшего мэра Лужкова Казинец (он, в отличие от шефа, и сейчас при делах) открыто говорит «неэлитным» москвичам «езжайте в другие места. Там спокойная жизнь, дешевое жилье и сирень под окнами. Вы же сидите в центре цивилизации, хотите ездить на дорогой машине, есть в дорогом ресторане, жить в дорогой квартире. А что вы для этого сделали?.. В этом городе, если ты не получаешь несколько тысяч долларов в месяц, тебе нечего делать… (http://sirin-from-shrm.livejournal.com/23686.html) Сегрегация уже свершилась.
Итак, Парижи, Монако, даже Патриаршие пруды, валюта, возможности и большие деньги это только для «элиты», не для всех, пора это понять. А всем, кто не элита, надо тихо довольствоваться тем, что есть, мечтая, чтобы не стало хуже. «Неэлиту», «быдло» и «саранчу» надо закабалить - не случайно уже сейчас в банки можно положить деньги, но попробуйте их потом (особенно большие деньги) снять быстро и безболезненно. Не выйдет. А это значит только одно: уже сегодня банки (элита) сами решают, сколько и когда вам нужно денег. А дальше будут спрашивать «а на что они вам?» и в зависимости от ответа решать, как у Райкина «когда, чего и скока». Мало того, руководство одного из банков открыто так и говорит (а, значит, остальные банки так думают), что нужно людей «загнать в кредитную кабалу, чтобы они начали брать кредиты», чтобы «люди передавали свои долги из поколения в поколение». (http://www.rbc.ru/finances/02/12/2014/547ded21cbb20fc2fd9077c4). По этой же причине уже пытаются ... запретить выплачивать долги по ипотеке досрочно. Зачем вы лезете из ярма? Кто вам позволил? (http://www.kp.ru/daily/26524.5/3542392/) Так что и этот "кабальный" рубеж пройден. А раз вы в кабале, вас не выпустят за границу – нет денег, сиди дома и собирай копейки на капремонт, на ЖКХ и т.д. Все по кругу.

Еще несколько лет назад руководство движения «Наши» истерично, но вполне серьезно обвиняли в газетах, что они, вместо того, чтобы дать молодым людям возможность спокойно работать менеджерами в «Евросети» и «Яндексе», сбивают их с толку, убеждая, что они способны для страны на большее. То есть, по мнению элиты, человек, которому «больше всех надо» совершает преступление, он должен поставить себе цель стать не героем, а кухонным обывателем. А значит жить не ради Новых Иерусалимов, Опоньских царств и градов Китежей, а ради новой, но подержанной (то есть брошенной элитой) машины, двушки в Новой Москве (построенной элитой), мебели из Икеи, еды из «Пятерочки» (привезенных элитой). Ради должности старшего менеджера по продажам. Должен отдыхать в подмосковных санаториях «со своими», в своем кругу. Стремиться к будущему в форме «настоящее плюс стиральная машина». Чтобы денег от сих до сих, тютелька в тютельку. А для тех, кто еще не понял, уже родился термин «генетическая нищета» (http://vz.ru/opinions/2015/9/30/769588.html?_sm_au_=iVVW7fftqTRR1vRM). То есть родился нищим, парием, плебеем, шудрой – не лезь больше никуда.

Вот это гораздо важнее, чем все разговоры о наших победах в Сирии.

СИМУЛЯКРЫ
boris_yakemenko
О том, что сегодня время симулякров, сказано и написано давно тем же Бодрийяром. Сознательная мошенническая подмена понятий и образов сегодня стала обычным делом, в результате чего миру были явлены «режиссер» Серебренников, «актер» Панин, «писатель» Прилепин, «художник» Кулик, «ученый» Чубарьян, «публицист» Проханов, «политик» и «оппозиционер» Навальный и так далее. Здесь интересна технология создания симулякров.

Много лет назад в СМИ проскочил замечательный текст о том, как в наше время создают «писателей».

"Появилась в редакции замечательная рукопись. Давно я не получал такого удовольствия от чтения... Автор - молодой парень, преподавал в нашем педуниверситете ... Печатать - нельзя, потому как вся повесть от начала до конца написана матом ... Даже завидно стало: черт побери, почему я не придумал раньше таких красивых фраз?! "Морда у Клавки задумчивый. Не от хорошего жизня, видимо".
Полгода думал, - и печатать нельзя, и не печатать нельзя. Потом какой-нибудь журнал в Москве возьмет, напечатает, и Шкарин будет всю жизнь ходить и говорить: "Вот, а в "Урале"-то рукопись провалялась, зажал Коляда талантливое, не пустил". И ходи потом, объясняй, что не мог я это в журнале опубликовать: ведь пока большая часть наших подписчиков - пенсионеры, а они люди нервные, могут мне потом журнал в лицо бросить и требовать назад деньги за подписку... Подошел сентябрь. Я решил, что в молодежном номере это проканает. Но чтобы ни один "пенс" не прочитал, я придумал повесть печатать махоньким-махоньким шрифтом, чтоб только с помощью лупы можно было разглядеть... Нетерпеливый читатель перелистает страницы, ну, а кому надо, тот прочтет... Мало того. Костю Богомолова, зав. отделом критики, попросил сделать вводку от редакции: "...повесть номинирована на премию "Форин-Райтер Клаб", а отделение славистики Оксфордского университета ставит ее в курс современной русской литературы..." Конечно, все это про "Форин-Райтер Клаб" и про Оксфорд было вранье, но мне надо было хоть какую-то подпорку. Ведь журнал издается на деньги из областного бюджета (читай - налогоплательщика), и я мог себе представить последствия, если б повесть вышла бы без этаких устрашающих и гипнотически действующих слов... Почему я сегодня рассказываю об этом? Потому что поезд ушел: Шкарина все хвалят, номинируют на всякие премии, журнал вручил ему премию за лучшую прозу... Теперь Шкарина изучают в Оксфорде..." (Н.Коляда Как делается толстый журнал).

Итак, качество литературы определяется количеством мата. Затем презрение к аудитории, вранье, премии – и симулякр готов. Важно понимать, что профессионализм здесь не только не нужен, он мешает, так как затрудняет процесс выстреливания продукции и заставляет критически относиться к себе. Дальше создается круг одних и тех же лиц (жен, свояков, племянников, приятелей), которые создают пиар и присасываются к процессу. Их задача кормиться, распределять блага и не пускать чужаков, которые успешнее и талантливее. Но в целом этот текст очень важен, как формула – в него можно подставить другие имена, чтобы получить такой же результат в иных сферах.
Эти процессы идут абсолютно одинаково и в равной степени во всех сферах. И во всех сферах существуют кураторы из Белого дома или АП, которые следят за тем, чтобы избранных не обижали, продвигают их, награждают.

Однако есть одна трудность – народ. Дело в том, что процессы, описанные выше, абсолютно замкнуты, то есть присутствие зрителя, читателя, слушателя, избирателя там совсем не обязательно, так же как и необязательно наличие качественного продукта. То, что куратор считает хорошим, это и есть хорошо. Поэтому Навальный при наличии преступлений не садится в тюрьму, при отсутствии поддержки и сторонников получает все больше возможностей. Прилепин при отсутствии читателей и при полной бездарности текстов (во многом не своих) получает новые премии и звания, Чубарьян при отсутствии научных работ –новые награды и должности и т.д. Разумеется, народ пытаются втягивать в эти процессы, чтобы легитимизировать симулякры, но дело это трудное и неблагодарное. Читать ахинею народ не хочет, против насилия над ним новогоднего Киркорова с бабушкой русской эстрады восстает, Навального считает дураком и подонком и в защиту его не выходит.

Преодолеть это можно только одним способом – крепко вложившись, держать пузырь надутым как можно дольше, ведя одновременно возгонку подзащитного в печати и на экране, бесконечно повторяя, что он безумно популярен, что народ его любит. Пока многие не привыкнут к тому, что это и правда что-то значит и в условиях полной блокады всего прочего, адекватного, не согласятся с тем, что «в этом Прилепине, Киркорове, Навальном, что-то есть» (примерно так говорят о человеке, страдающем глистами). Именно так нам всовывали и всовывают годами Прилепина, Баскова, эстрадные помои и вот, наконец, Навального. Всем уже ясно, что он дебил, а его последователи – гопота и шпана, богатая родительскими деньгами и возможностями. Всем ясно, что в нем нет никакой интриги и глубины, не случайно он очень быстро скатился до провокатора, ибо мешать людям жить, приставать к ним, это самый лучший способ обратить на себя внимание. Можно, конечно, и по рылу получить, но это тоже хорошо, как знак внимания – битые рыла хорошо продаются, спросите у Кашина, он расскажет, как продержаться на нем несколько лет. Всем ясно, но какая разница – несколько лет он будет орать из каждого утюга, сопровождаемый восторгами и кличками «политик», «кандидат в президенты» и т.д. и, наконец, какая то часть привыкнет и даже поверит, а остальные плюнут и уйдут еще дальше от экранов.

Почему симулякры не могут существовать самостоятельно. Прежде всего потому, что подделка не может быть лучше оригинала. Кроме того, симулякры, при всем их кажущемся разнообразии, принадлежат к одному социальному слою. Это тусовщики, которые любят себя и презирают остальных, то есть свой электорат, слушателей и читателей. Посмотрите, как Быков-Зильбертруд через губу общается с аудиторией – лучшей иллюстрации не нужно. Но особенно важно то, что они всегда, при любых обстоятельствах поддержат власть. Все до единого. То, что Навальный что-то там кричит про путина не должно смущать – все согласовано и главное свое дело он уже сделал – торпедировал любую оппозицию, которая была хоть на что-то способна. Наиболее идейные типа Удальцова посажены, остальные слиты и сданы.

Под конец зададимся вопросом – на что надеются люди во власти, делая ставку на тех, кто сознательно растлевает и втаптывает в грязь страну и тысячи людей? Ну, развлекли и обогатили приятелей, это понятно. Но делать-то хоть что-то будут? Ведь страна, в которой Прилепин «писатель года», а Навальный «преемник Путина» обречена. И если они надеются как-то выскочить, то напрасно. Раковая опухоль может долго жрать организм, но хоронят ее вместе с ним.

ПРИЯТНОЕ ОДИНОЧЕСТВО В ТОЛПЕ
boris_yakemenko
Гопник Шнуров открыл «выставку современного искусства». В промежутках между ублажением олигархов в Куршевеле и съемками в рекламе дорогих костюмов наваял художественного, лишний раз подтвердив, что «современного искусства» не существует, а существует форма самовыражения шпаны (богатой и не очень, продвинутой и не очень) и извращенцев (Серебрянников, например, или Гельман или Кулик).
Открылась «выставка» выделений Шнурова на Тверском бульваре, в нее даже стоит очередь тех, кто не стесняется в таких очередях стоять и тем самым вычеркивает себя из списка адекватных людей. Наверняка многие из этой очереди с недоумением смотрели и смотрят на очередь к мощам Николая Чудотворца или к Поясу Богоматери. Вот там нельзя, там непонятно к чему, зачем, непонятно кто. А здесь можно, здесь понятно к чему. К бесконечно, в разных формах воссоздаваемому Шнурову, хотя там нечего воссоздавать и интриги и глубины в нем не больше, чем в любом обитателе подъезда где-нибудь в провинциальном городе.

А вообще приятно говорить то, что никто не говорит, выступать против того, что восхищает всех (или большинство) – непременно окажешься прав. Майки с Путиным придумали «Идущие вместе». Они же первые требовали бойкота Турции. Они же первые назвали Пелевина и Сорокина «дрянью», «графоманией» и «помоями». Ваш покорный слуга первым (и единственным) вступился за Каддафи, был одним из немногих, кто в разгар Болотной говорил, что она провалится… Приятно делать выбор, который потом все принимают, как очевидность. Сегодня все носят майки с Путиным (а «Идущих» за эти майки травили), сегодня большинство (даже Быков) поняли, что Пелевин и Сорокин помои (а «Идущих» травили), сегодня все говорят, что Каддафи был прав (а тогда Белый дом травил Вашего покорного слугу). Что стало с Болотной, тоже все знают. Правда, когда окажешься прав, все предпочтут либо замолчать, либо приписать правоту себе, но к этому пора привыкнуть. Смотрю в телеграм – практически все, что сегодня преподносится как откровенность типа «Навальный проект Кремля» было мной написано около пяти лет назад.

Чтобы поддержать реноме (и не только), поговорим о Шнурове. Хотя почти все, что можно было сказать, уже сказано выше. Сегодня от этой щетинистой свинорылой шпаны невозможно спастись. Она орет матом из всех розеток, ею развлекают нетребовательных гостей международных форумов, шпана поет шпане в Куршевелях, теперь вот припала к «искусству». Ваяет, рисует, инсталлирует и перформансит. Можно сказать короче, на ее языке - «косит бабло». Сегодня ее час, день, год. Обязательно ли возрождение страны должно сопровождаться и возрождением шпаны, непонятно. Но понятно другое.

Понятно, откуда такая популярность. Просто любой, кто его слушает, недосидел в детстве на подоконнике в обшарпанном подъезде, недопил «Агдам», недописал на стенах школьного туалета. Ему тесно и душно в кабинете, машине, аудитории, на деловой встрече. Ни поматериться, ни попошлить, ни потрындеть о бабах и шашлыках, то есть о том, что по-настоящему близко. Растворенный в крови шпанизм не вывести никакими «Прадами» и фуаграми. Все время легкий дискомфорт, как камешек в ботинке, в официозе встреч и кабинетов хочется чего-то родного, своего, близкого, отвечающего на зов крови. И как только рядом заорет Шнуров, все становится на свои места. Вот же оно, мое, родное, настоящее. Ээээээхх. Вот он мой, именно мой уровень текстов, юмора, музыки, лица. Возникает связность, исчезает дискомфорт. И на голове «респектабельного политика», «успешного бизнесмена», «светского тусовщика» тут же незримо вырастает ушастая залоснившаяся шапка и семечная шелуха вместе с матом летит через губу. Ах, сейчас бы сквозь года туда, в тяжелое детство с чугунными игрушками, скользким подоконником и известкой вместо сахара. Помнится, несколько лет назад, придя на прием к одному начальнику департамента Министерства культуры, я, войдя в кабинет, услышал из динамиков тот самый рев и мат. Хозяин кабинета торопливо прикрутил звук, но ассоциативный ряд между хрестоматийной прачечной и министерством культуры уже возник и был непреодолим. Сегодня таких прачечных сотни, а прачек десятки тысяч.

В свое время Юрий Никулин говорил, что был единственным москвичом, который не был в 1991 году у Белого дома. Ваш покорный слуга не Никулин, но готов, поддерживая реноме застрельщика, стать единственным москвичом или россиянином, который даже не считает, а твердо знает, что Шнуров скотина, урод и шпана. Тем более, что разговоры о мнении большинства на меня не действуют: Gangnam style набрал два миллиарда просмотров, а за Христом пошли около ста человек, но в чем разница, понимают все и кто останется в истории еще тысячи лет, а от кого через три года не сохранится даже пыли под башмаками, тоже понятно всем. А те, кто с восторгом слушают Шнурова, стоят в очередях, должны всерьез задуматься, а все ли у них в порядке со вкусом, культурой, теми незримыми составляющими, которые делают человека человеком. Можно сколько угодно убеждать себя в том, что можно есть тухлое мясо и пить воду из лужи без вреда для здоровья, но последствия случатся непременно. Шпана сдуется через год-два, а отрава останется. И неприятное чувство, что кто-то был умнее, был прав. Лучше поберечься вовремя.

ЛИТЕРАТУРА И ЖИЗНЬ
boris_yakemenko
Улюкаев не стал обжаловать арест своего имущества на 500 миллионов
https://www.gazeta.ru/social/news/2017/01/11/n_9546251.shtml

На эту тему за нас уже все сказали:

«При виде милиционера Александр Иванович тяжело ступил вперед.
- Гражданин Корейко? - спросил Остап, лучезарно улыбаясь.
- Я, - ответил Александр Иванович, также выказывая радость по поводу встречи с представителем власти.
- Александр Иванович? - осведомился Остап, улыбаясь еще лучезарнее.
- Точно так, - подтвердил Корейко, подогревая свою радость сколько возможно.
- А ведь я к вам с поручением, - сказал Остап, становясь серьезным.
- Пожалуйста, пожалуйста, - заметил Александр Иванович, также затуманиваясь.
- Хотим вас обрадовать.
- Любопытно будет узнать.
И, безмерно грустя, Бендер полез в карман. Корейко следил за его действиями с совсем уже похоронным лицом. На свет появилась железная коробка от папирос "Кавказ". Однако ожидаемого Остапом возгласа удивления не последовало. Подпольный миллионер смотрел на коробку с полнейшим равнодушием. Остап вынул деньги, тщательно пересчитал их и, пододвинув пачку к Александру Ивановичу, сказал:
- Ровно десять тысяч. Потрудитесь написать расписку в получении.
- Вы ошиблись, товарищ, - сказал Корейко очень тихо, - какие десять тысяч? Какая расписка?
- Как какая! Ведь вас вчера ограбили!
- Меня никто не грабил.
- Да как же не ограбили! - разволновался Остап. - Вчера у моря. И забрали десять тысяч. Грабители арестованы. Пишите расписку.
- Да, ей-богу же, меня никто не грабил, - сказал Корейко, по лицу которого промелькнул светлый зайчик. - Тут явная ошибка.
Еще не осмыслив глубины своего поражения, великий комбинатор допустил неприличную суетливость, о чем всегда вспоминал впоследствии со стыдом. Он настаивал, сердился, совал деньги в руки Александра Ивановича и вообще, как говорят китайцы, потерял лицо. Корейко пожимал плечами, предупредительно улыбался, но денег не брал.
- Значит, вас не ограбили?
- Никто меня не грабил.
- И десять тысяч у вас не брали?
- Конечно, не брали. Ну, как вы думаете, откуда у меня может быть столько денег?
- Верно, верно, - сказал Остап, поостыв. - Откуда у мелкого служащего такая уйма денег! Значит, у вас все в порядке?
- Все, - ответил миллионер с чарующей улыбкой.
- И желудок в порядке? - спросил Остап, улыбаясь еще обольстительнее.
- В полнейшем. Вы знаете, я очень здоровый человек.
- И тяжелые сны не мучат?
- Нет, не мучат…
… Остап уже принял решение. «Взять крепость неожиданной атакой не удалось, - думал он, - придется начать правильную осаду. Самое главное установлено. Деньги у подзащитного есть. И, судя по тому, что он не моргнув отказался от десяти тысяч, деньги огромные. Итак, ввиду недоговоренности сторон, заседание продолжается».

Шоу продолжается.

ВСПОМНИМ ИХ СЕГОДНЯ, ВСЕХ ДО ОДНОГО...
boris_yakemenko

75 лет назад в этот день наша история навсегда разделилась на «довоенную» и «послевоенную». Тогда, в такой же день, тысячи людей по всей стране торопливо прощались, одевались, обнимались, обещали писать и уходили в войну, в пороховую гарь, нашу с вами жизнь, в историю, в вечную память. Еще никто не знал, сколько продлится война, но все уже знали, что нужно, чтобы она окончилась, все верили, что мы победим. Просто не можем не победить.

Каждый год с нами они вспоминают этот день. Те, кто утром, 22 июня, ушел на сборный пункт. Те, кто выжили и восстановили страну. С каждым годом этих людей все меньше. Они уходят и уносят с собой подлинную настоящую, ту войну. Скоро их не будет совсем. И сегодня им нужно от нас, молодых, не так много. Чтобы слушали. Слышали. Помнили. Не забывали. Не забывали, что это не ОНИ погибали – это МЫ погибали. Это не у НИХ болит – это у НАС болит. Не ОНИ помнят – МЫ помним.

ГЛАВПАТРИОТ
boris_yakemenko
На многих каналах сегодня – наркоман и графоман «Сережа Шаргунов». Именно так его величают. Как выросшее, но так и не повзрослевшее дитя, которое и в 30 с лишним лет все гулит, трясет погремушкой, кричит «хочу а-а» и просится на ручки. В общем, детский сад для особых детей имени малютки Скуратова.
«Сережа» везде, как мне сказали на одном из каналов, «отвечает за патриотизм». Как это делается, все видят. Выступает с глубокомысленными рассуждениями и о русской истории и об арабском востоке и о политике, и даже о России, не понимая ни в чем ни бельмеса и не зная ничего вообще, так что исчезают последние сомнения в том, что ванна у любого из нас глубже Шаргунова.

Месиво из фашиста, либерала, сумасшедшего и главпатриота. Все друзья

Дураки (особенно стоеросовые, заповедные) сегодня в цене. С ними проще. Это умный, порядочный человек, если его пригласят да спросят, будет мучиться, думать: «Сумею ли? Смогу ли? Компетентен ли? Что потом скажут? Люди ведь смотрят, видят, многие умнее меня…» Будет говорить про сложные вещи, заставлять думать. У дурака таких терзаний нет. Он и про Афганистан и про теракты и про ИГИЛ и про патриотизм и про мух-дрозофил и про стохастическую аппроксимацию легко, уверенно, даже, я бы сказал, не без блеска несет искрометную, как бенгальский огонь, бредятину. А все попытки умных людей дать ему оценку считает той самой Божьей росой, которая только освежает и делает глаза зорче.

Дружки

Кстати, о патриотизме. Без сомнения, если бы был «Оскар» за политическую проституцию и беспринципность, то за лучшую роль второго плана (после фюрера Лимонова) получил бы Шаргунов. Напомним, сколь извилист и непрост был его путь, сколько патриотизмов повстречалось на нем.
Итак, где уже «отвечал за патриотизм»:
- У фюрера Лимонова в фашистской партии НБП.
- у либералов в газетках и журнальчиках – именно они первыми начали публиковать его графоманско-наркоманские опусы.
- У Щекочихина при «Яблоке».
- У Рогозина в «Родине» (а пристроил его туда прекрасный Проханов, которому дали денег на раскрутку дитяти). Там он хотел стать … Юлией Тимошенко. «Революцию может возглавить Дмитрий Рогозин. Проблема в том, что у нас нет Юлии Тимошенко. Поэтому, по всей видимости, ее место должен занять какой-нибудь русский Гаврош, на роль которого вполне готов претендовать и я». Пообещал Рогозину устроить в Москве «майдан» в 2005 году. Помните шаргуновский майдан, горящие покрышки? Вот и я не помню.

Многотысячный митинг организации Шаргунова

- У Миронова в «Справедливой России». Там дело пошло, правда, не по партийной линии – зятем Шаргунова удачно оказался Ю.Козлов, начальник пресс-службы Совета Федерации. Дальше все понятно. Денег на графоманские опусы дали, но из партии попятили. Повезло, но местами. Кстати, именно через «Справедливую Россию» также шла активная раскрутка еще одного маргинала – ресторанного вышибалы Прилепина.

Главпатриот на либеральном митинге. Борется за честные выборы

- На «Маршах несогласных» со всеми подряд.
- На «Маршах миллионов» со всеми подряд.
Неудивительно, что графоман сам себя называл «либеральным патриотом», «леволиберальным националистом», «социалистом», «националистом», «социал-демократом», «имперцем». Легкость в мыслях необыкновенная. Видимо, и сам не понимает, кто он, но это, как оказывается, и хорошо. Принципы вредят всегда. Сказал – надо выполнять, дал слово – держать. А тут раздолье. Ты все время вымышленное лицо.

Главпатриот и уголовник Развозжаев

Патриотическую позицию дитяти «Сережи» помогают разъяснить друзья. Среди оных уголовник, активный борец «с режимом» Развозжаев, беглый Пономарев, наркоманка Витухновская, «проект Навальный», ресторанный вышибала, нацбол Прилепин и еще много такого рода публики. Все это и помогло ему, как он сейчас считает, процвесть. Единственная неудача некогда ждала его в движении «Наши» - бегал к ним понять, как это у них все получается, пытался прислониться, но там все поняли мгновенно и выгнали сразу.

Одним из главных детищ Шаргунова стала коалиция ЛОМ, задача которой была «показать всем молодым и немолодым жителям России, что режим зловонного застоя и затхлой консервации есть режим разложения и смерти» и «объединить всех, кто против Путина». К Путину у графомана всегда было патриотическое отношение: «Господин Путин все больше предстает могильщиком страны, председателем похоронной конторы. Изначально были определенные чаяния, связанные с тем, что смута как-то прервется, что этот туман несколько поредеет, возникнет какая-то твердость и осмысленность в кремлевской политике. Но сейчас становится очевидно, что перед нами отвратительный фарс". «Путин давно похож на выдохшийся флакон", а также на «мокрую половую тряпку». «Оппозиции неприлично обращаться к Владимиру Путину «уважаемый Владимир Владимирович».

Так что «ответственный за патриотизм» государственные испытания прошел. Примечательно, что он нигде и никогда о своей проституции не сожалел. И не извинялся ни за фашизм, ни за «флаконы». Но люди не дураки. Все видят. И помнят. И мы будем напоминать время от времени. Сколько ни надувай пузырь – все равно лопнет. Скоро. Только бы окружающих не забрызгал.

КАМПАНИЯ ПРОТИВ ОТЦА АНДРЕЯ ТКАЧЕВА
boris_yakemenko
Рекламный листок проституток имени Гусева, выходящий под странным названием «Московский Комсомолец» (комсомола 25 лет уже нет), отработав любимую тему погибшего ребенка, раздувает очередной антицерковный скандал. Это специфика листка. в нем всегда находили приют самые отвратительные антицерковные персонажи, среди которых первый это Бычков, "лжец и сумасшедший доносчик". Ниже можно видеть, как он берет деньга за заказные статьи против Церкви.

Эпизод начинается с 2.40, но там все хороши
И вообще если кто-то хотел оклеветать Церковь или отдельных ее представителей, надо было идти к главному сутенеру и можно было всегда договориться, особенно, как видим, если были средства.

Теперь новая тема – вынули закрытый (!) разговор известного священника Андрея Ткачева, разговор, случившийся еще шесть лет назад (!) и начали мусолить (http://www.mk.ru/social/2016/03/02/nuzhno-zhenshhinu-lomat-ob-koleno-protoierey-tkachev-obyasnil-svoyu-skandalnuyu-rech.html). Плохо, де, говорил о женщинах. Вот рекламировать годами, как говорит Гусев «из принципа», проституток и публичные дома это хорошо. Это правильно. А Ткачев, еще раз подчеркнем, в частном разговоре (!), не предназначавшемся для посторонних, что-то там сказал - это плохо.

Поддерживает Андрея Ткачева священник Шевченко, против Ткачева священник Пикалев. Как говорят в Одессе «оба хуже». Что один, что второй давно известны в Интернет-кругах, как крайне одиозные персонажи и если «критика» можно не слушать, то от «защитника» надо бы осторожно посторониться – не стало бы хуже. Странно, что не влез в эту историю еще один такой же достойный типаж – Пелин. Думаю, просто запоздал. Разумеется, заохали «завсегдатаи православного форума». "Ах, Боже мой, он карбонари". Что за специфическая публика на этих форумах, объяснять не надо. Кто был – тот знает.

Почему рекламный листок проституток, вкупе с остальными «ревнителями древлего благочестия» начал раздувать эту историю. Священник Андрей Ткачев сегодня один из самых ярких и заметных проповедников и миссионеров. Он служил во Львове – в одном из самых тяжелых для проповеди Православия городов, однако стал там широко известен. Возглавлял миссионерский отдел Киевской епархии и был вынужден уехать с Украины, поскольку, не стесняясь, давал оценки Майдану и хунте. Сегодня он служит в столичном храме Воскресения Словущего. Он телеведущий, автор множества ярких, убедительных книг.

Однако сегодня это совсем не нужно. Мало того, даже опасно. Серьезная, активная миссионерская работа в Церкви практически не существует, что касается известных ранее миссионеров, то «иных уж нет, а те далече». Никто не хочет рисковать, все боятся «сказать что то не то». Как требовал некогда один известный церковный чин от «Православного корпуса веры» «надо работать так, чтобы в Интернете писали только хорошо»… Но так невозможно. Острота, спорность, актуальность – непременные сопровождающие настоящей миссионерской работы. При этом работа, разумеется, не должна состоять только из остроты, спорности и актуальности, иначе проснутся энтеогены. И вот появился недавно отец Андрей, который именно так всегда и выступал и говорил и действовал – порой резко, жестко, радикально. «Я - человек нервный, страшный, грешный, - говорит он, - могу быть эмоциональным. Я - не Чемберлен и не лорд Дизраэли. У меня нет задачи дипломатично, мягко обходить острые углы. Если я говорю с теми, кого хорошо знаю, то говорю прямым текстом».

А это сегодня не нужно. Прямым текстом? Боже упаси. Опасно. Лучше кривым. Или никаким. Если хотите что-то сказать, лучше молчите. Как бы чего не вышло. Даже в разговоре между своими надо выбирать выражения, осторожничать, деликатничать. Этим ревнителям православия в саперы бы пойти – цены бы им не было. Именно поэтому началась кампания против отца Андрея за слова, сказанные частным образом, кампания, почти наверняка заказная, раз ввязался Гусев. Лишнее доказательство – слова Пикалева «О существовании записи я знал давно». Но начал то почему-то только сейчас. Притянули даже безумную Арбатову, которая стала грозить Уголовным кодексом, говорить о «преступных заявлениях» – все годится. Зачем вылез? Сидел бы у себя в Киеве! Спланированную провокацию подтверждает и сам отец Андрей «Я думаю, что эту диктофонную запись не случайно достали из нафталина, подняли по щелчку информационный бум. Есть некий заказ, чувствуется спрограммированная работа. И это делают отнюдь не борцы за женскую честь. По части женской чести придите и схлестнемся. Потому что мы, священники, только тем и занимаемся, что защищаем женскую честь, мужскую честь, девичью честь, честь ребенка, честь семьи. Это наша ежедневная работа. Не думайте, что они нашли врага семьи. Боже сохрани, это был частный разговор… Это вытащенная из контекста речь».

«Я думаю, что не совсем корректно выносить это на общий суд и всеобщее обсуждение, - говорит заместитель председателя Синодального отдела по взаимодействию церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе. — В любом случае это было сказано для какого-то узкого круга лиц. Мало ли что кто на кухне сказал. Это частная беседа, частная запись». Именно. Но какая разница, когда нужно дискредитировать и унизить одного из лучших современных проповедников и миссионеров. Не надо высовываться. Ничего не нужно делать. Ибо в неделании, невысовывании, неговорении, нереагировании и состоит, по мнению «ревнителей» настоящее миссионерство, настоящая проповедь должна быть никому и ни о чем.

ОБЛИЧИТЕЛЬ
boris_yakemenko
Окончательно сошедший с осей от того, что не дали митрополитство, не выбрали в Общественную палату (ах, как он просил об этом в свое время), что выгнали, что теперь стало мало денег (а это очень важно) и славы (не менее важно), безумный Кураев попался на подставе. Как обычно, ухватил любимую им «анонимную историю» про очередного гомосека в церкви, а она оказалась придуманной. Примечательно, что соучастником этой грязи. Как всегда. оказалась подоночная вражеская «Новая газета» (когда же, наконец, она закроется, а Муратов вместе со всеми подельниками окажется надолго за решеткой?).

«Во время будничной дискуссии в «Живом Журнале» протоиерея Димитрия Струева из Липецкой епархии о том, правдивы или нет обвинения Кураева в адрес священноначалия Русской православной церкви (http://presviter-ds.livejournal.com/167629.html), неожиданно выяснилось: основанная на полученных от протодиакона письмах публикация «Новой газеты» от 4 февраля 2014 года не соответствует ни действительности, ни представлениям об этике. В материале Масюк широко цитировались откровения лиц, близко знавших правящего архиерея Сыктывкарской и Воркутинской епархии епископа Питирима (Волочкова). Среди прочего, цитировалось и полученное Масюк от Кураева письмо, из которого недвусмысленно следовал вывод о гомосексуализме самого епископа Питирима, а также епархиального секретаря архимандрита Филиппа (дальше цитата, которую не будем приводить, чтобы не окураевиться. Прим. Б.Я.) Протоиерей Димитрий Струев сообщил, что один из его знакомых «эксперимента ради написал вымышленную гомо-историю про некоего архиерея» и отправил ее протодиакону Андрею Кураеву для «тестирования кураевской разборчивости». «Вброс был отцом Андреем не выложен в блогах, а передан журналистке, которая и опубликовала его в „Новой газете“», — пояснил Струев.

В комментариях к записи протоиерея Кураев назвал эти сведения анонимкой. В ответ один из комментаторов указал Кураеву на то, что в опубликованный «Новой газетой» фрагмент письма встроен акротекст «Кураев врет нам». Эту фразу без труда можно прочитать по первым буквам каждого слова через одно, начиная со слов «как следовало ублажать». Тогда Кураев заявил, что «про Питирима есть немало иных рассказов», в своем блоге в «Живом Журнале» он этот текст не размещал, а «долг проверки лежит на публикаторе, а не на почтальоне».

«В данном случае вы такой же публикатор, как и Масюк. Это не ее материал и источник, а ваш, что она прямо и указала, чтобы разделить ответственность. Возможно, с юридической стороны дела в данном случае вы и не подсудны по клевете, но с моральной, да и просто с точки зрения здравого смысла, вы виноваты на 100%. Это ясно как белый день. Было бы интересно узнать, какая доля ваших „сведений“ была получена аналогичным образом и скольких людей в результате такого отношения к источникам вы оболгали», — заметили протодиакону в комментариях.

На последнее замечание Андрей Кураев предпочел ничего не отвечать, но от Струева потребовал отредактировать запись в его блоге и обвинил самого протоиерея в «распространении анонимок»».
http://www.ridus.ru/news/202487

Это должно было случиться рано или поздно. Мало того, это случится еще не раз. Кураев, которого уязвленное честолюбие, жажда денег и самовлюбленность довели до безумия, теперь имеет одну, главную задачу – остаться в телевизоре и лентах новостей. Для этого отключены вообще все ограничители, под одну критическую гребенку он чешет всех подряд - отцов Всеволода Чаплина, Дмитрия Смирнова, Анатолия Чибрика, Даниила Сысоева (не то говорят и говорили), князя Владимира (не так призывал киевлян ко крещению), патриарха Кирилла (не так себя ведет), монахов (не так живут), защитников Троице-Сергиевой лавры в XVII веке (не так защищали), олимпийский огонь (не тем, кем нужно, зажжен), Благодатный огонь (не так горит), Дары Волхвов (не Кураеву принесли) и т.д.

О некоторых причинах духовной катастрофы Кураева говорить уже приходилось (http://boris-yakemenko.livejournal.com/404283.html, http://boris-yakemenko.livejournal.com/401021.html), но, оказалось, что все намного хуже. Все меньше надежд, что он остановится сам, все больше перспектив присоединиться к расстригам Александру Осипову, Спасскому, Дарманскому, Денисенко, Якунину. Но он этого не видит. Главное – внимание фриков на «Эхе Москвы», пошляки и пакостники из френдленты, охотно подхватывающие все «разоблачения», сладострастники-«журналисты» с «Дождя». Интриги в духе «20 чемоданов компромата», намеки и недомолвки - «фамилии знаю, но не скажу», «цифры известны, но не вам», «открыто еще далеко не все» - пока еще способны хоть кого-то привлечь. А значит, все это дешевое шоу еще какое-то время будет продолжаться, пока не произойдет окончательное падение.

Жаль.

НАШЕСТВИЕ
boris_yakemenko

Европа переживает крупнейший со времен Второй мировой войны наплыв беженцев. Значительная их часть прибывает из Сирии, Ирака, Афганистана, Косово и других стран, большинство оказывается в Европе нелегально. Вместе с мигрантами, как выяснилось только что, с помощью контрабандистов, которые перевозят нелегальных мигрантов через Средиземное море, на территорию Евросоюза уже проникли тысячи боевиков ИГИЛ. https://versia.ru/smi-v-evropu-pribylo-bolee-4-tysyach-boevikov-igil-pod-vidom-bezhencev Страны Евросоюза почти не в состоянии контролировать перемещение беженцев по Европе, одной за другим европейские государства ужесточают миграционный режим и закрывают границы, но все понимают, что этими мерами уже ничего решить нельзя.

Что происходит? Дело не в том, что то, что мы сегодня наблюдаем, есть своеобразный «ответ истории» на военные «миграции» европейцев на другие континенты, которые тоже приводили к постоянным конфликтам, насилию, мелким и крупным войнам. Америка Северная и Южная, Африка, ближний Восток, Индия и др. – все это различные этапы «миграций» европейца, входе которых гибли, грабились и унижались, ацтеки, индейцы, индусы, африканцы. Сегодня карта перевернулась, те, кого приручила Европа и за кого она, теоретически, в ответе, требуют этого ответа. Еще в 1997 году один из властителей дум западного общества Умберто Эко сказал: «В следующем тысячелетии Европа превратится в многорасовый или, если предпочитаете, в многоцветный континент. Нравится вам это или нет, но так будет. И если не нравится, все равно будет так». И к этой мысли Европа с трудом старается привыкнуть.

Но дело в другом. То, что мы видим – это расплата за дурно понятую толерантность, которая (как и демократия и многое другое) хороша, когда все спокойно и благополучно. Сегодня толерантность, под которой все минувшие годы на Западе понимали не уважение к чужим религиозным взглядам, а полное равнодушие к ним ради собственного спокойствия, больше не работает. Договор все чаще нарушается в одностороннем порядке то одной, то другой стороной. Исламский мир оказался гораздо ближе, чем думали на Западе. Долгие годы Запад принимал без разбора сотни тысяч мигрантов. Им давали паспорта, права и возможности, постоянно повторяя, что они такие же, как все, что человек, чей род живет в Париже еще с тех времен, когда город назывался Лютецией и они, приехавшие вчера, совершенно равны. При этом с мигрантами никто специально не занимался, их не обучали традициям, уважению, взаимопониманию. Западному истеблишменту (лучше других защищенному от мигрантов) казалось, что сияющие витрины европейских городов, улыбки и комфорт сами собой произведут переворот в душе любого зулуса и папуаса, после чего последние страстно захотят стать такими же, как местные. Захотят за витрины, за сверкающие две машин, в дорогие рестораны, в изысканные кабинеты и особняки. То есть все отрегулируется само – точно так же, как они думали (а за ними и наши чубайсы), что рынок в экономике тоже все регулирует сам. А, кроме того, им внушали, что если мы, европейцы, давно наплевали на собственную религию, то и вам следует сделать так же, чтобы быть европейцами.

Прошло несколько десятков лет. И выяснилось, что прожившие все эти годы в лучших городах Европы мигранты нисколько не изменились. Они предпочли другой путь, более легкий и понятный. Привыкшие к нищете у себя на родине, они продолжали жить в Европе точно так же, как и дома, в грязи и вони, не стремясь ни к машинам, ни к витринам, ни к зарплатам. Сбивались в национальные кварталы и жили своим домком, уставом, религией, традициями, языком, усвоив лишь одну, главную истину, состоявшую в том, что «местные считают себя перед нами виноватыми и нам обязанными». Все. Кроме этого комплекса вины ничего для благополучия им было не надо. Поэтому любая попытка навести среди обитателей кварталов порядок, заставить работать, прекратить комбинировать и торговать рваньем и дурью, немедленно квалифицировалась как национализм, шовинизм, ксенофобия и расовая сегрегация – сами их этому научили, так что жаловаться некому. Ю.Сенкевич еще в 1960-е годы вспоминал, как африканец, взятый Хейердалом в экспедицию на судно «Ра», легко мог воспринять невинное предложение почистить картошку к обеду как дискриминацию его, как чернокожего и отказаться. Сегодня от той картошки сделан огромный шаг вперед. И поэтому национальные кварталы упорно стремятся развить у коренного населения чувство вины – никто, де, не просил вас разводить колониальную систему, а теперь не обижайтесь - раньше вы использовали нас и наши ресурсы, а теперь пришло время поменяться ролями, так бывает и еще как бывает. Поэтому если они сначала просили и ждали пособий и внимания, то потом очень быстро стали требовать и шантажировать. Жечь машины и дома, грабить квартиры, колпачить по мелкому – все, кто бывал в Париже, знают, что он так наводнен уличным жульем, что не снилось Москве и в 1990-е. «Дайте нам пособия и убирайтесь», - кричал один из таких в камеру во время волнений в Париже несколько лет назад. То есть они просили у общества деньги, как беспризорник, описанный Мариенгофом: «Тетя, дайте гривенник, а то в рожу плюну – у меня сифилис».

Оценивая произошедшее, один немецкий политик очень точно сказал: «Мы убили миллион евреев, которые хотели быть немцами, а потом впустили три миллиона турок, которые немцами быть не хотят». В конце концов на улицы западноевропейских городов выплеснулись масштабные демонстрации против мигрантов и их форм жизни, начался стремительный рост националистических и радикальных настроений, даже в тихой и безрелигиозной Швеции загорелись мечети. Наконец, о провале «мультикультурного проекта» заговорили ведущие европейские политики типа Меркель. Тем временем происходило то, что происходило и происходит, поскольку европеец согласился с тем, что убивать за стиральную машину и Мерседес, занявших место Бога, по меньшей мере странно. А мусульманин оказался способен убивать за Аллаха, от которого он так и не отказался.

Однако Европа молчала и молчит, делая вид, что ничего, справимся, что, де, толерантность никто не отменял. В СМИ это представляют, как способность европейца возвышаться над временными трудностями, но на самом деле этот тот самый упадок мужества, который констатировал А.Солженицын в речи перед студентами Гарварда в 1978 году. «Падение мужества — может быть самое разительное, что видно в сегодняшнем Западе постороннему взгляду. Западный мир потерял общественное мужество и весь в целом и даже отдельно по каждой стране, каждому правительству, каждой партии… Этот упадок мужества особенно сказывается в прослойках правящей и интеллектуально-ведущей, отчего и создаётся ощущение, что мужество потеряло целиком всё общество… Напоминать ли, что падение мужества издревле считалось первым признаком конца?» http://antology.igrunov.ru/authors/solzh/1121759601.html

Беззубая, невнятная толерантность доказывает ежедневно, что не способна ничего защитить, не способна привлечь людей, пустота не может заполнить пустоту, а радикализм и готовность жертвовать – способны. И защитить и заполнить и привлечь. Особенно способны привлечь молодых людей, которые в условиях морального и нравственного релятивизма просто принимают сторону сильных. Поэтому складывается парадоксальная ситуация. В мире от рук мусульманских фанатиков и радикалов гибнут люди – а в ряды ИГИЛ вливается все больше молодых европейцев. Меркель уже даже выразила сожаление по поводу «непонятной высокой притягательности и влияния ИГИЛ на европейскую молодежь». http://russian.irib.ir/news/ve-mire/item/234451 Европейцы в широком смысле (американцы, британцы, французы, бельгийцы, датчане) участвуют в боевых действиях ИГИЛ, как все остальные, режут головы журналистам, взрывают себя в Сирии и Ираке. То есть проблема чрезвычайно сложная, многоуровневая, многоплановая.

Реакцией на нее в условиях паралича властей являются все более заметные националистические движения снизу. Национализм переживает второе рождение по всей Европе, даже в США «недавно начали появляться данные, согласно которым в США на подъёме находятся протофашистские движения». http://www.alternet.org/news-amp-politics/america-ripe-authoritarianism) Сегодня в США находится 939 ультраправых групп, включая неонацистов, куклуксклановцев, националистов, неоконфедератов, скинхедов-расистов, борцов с преступностью на границе незаконными методами и т.д. С 2000 года количество таких групп выросло на 56%. http://inosmi.ru/world/20140723/221850694.html#ixzz397mBcExO Разумеется, на волне оказываются националисты самого маргинального шпанистого толка (у нас это тип Навального, Поткина или фашиста Лимонова), демонстрируя, по словам Умберто Эко, именно ту «самую опасную из нетерпимостей, которая рождается в отсутствие какой бы то ни было доктрины, как результат элементарных импульсов». Они, пользуясь случаем, начинают активно «собирать в житницы», предлагая крайне простые, но совершенно неисполнимые варианты решения проблем. Ввести для мигрантов особые законы, всех запретить, лишить прав и состояния, превратить в рабов, стерилизовать, загнать туда, куда ворон костей не заносил и Макар телят не гонял, истереть в порошок и скрутить в бараний рог. То есть они показывают, что не так страшен национальный вопрос, как ответ на него. Все эти бухенвальдообразные проекты неисполнимы по определению, что только усугубляет ситуацию. Поскольку уводит решение вопроса от сути дела и предлагает симптоматическое лечение, которое в онкологии, например, назначают тогда, когда надежды нет. На самом деле сегодня никто не знает, что со всем этим и со всеми этими делать. В.Путин точно отмечал, что «за «провалом мультикультурного проекта» стоит кризис самой модели «национального государства» – государства, исторически строившегося исключительно на основе этнической идентичности. И это – серьезный вызов, с которым придется столкнуться и Европе, и многим другим регионам мира». http://putin-president-ru.ru/rossiya-natcionalnyy-vopros Значит нужно срочно искать работающие, а не традиционные, методы решения этого актуальнейшего вопроса.

Проблема усугубляется тем, что во многом эти миграционные процессы направляются искусственно, причем теми, кто от них не страдает. Тысячи беженцев не просто отправляются в Европу в поисках лучшей доли, а спасаются от бомбежек и обстрелов, организованных США в Ираке, Сирии, Афганистане, Югославии, Ливии. Кстати, о Ливии. В 2010 году Ливия законодательно занесла нелегальную миграцию в разряд уголовных преступлений. Для этого были основания. Именно Ливия при Каддафи была надежным заслоном, пробкой на пути проникновения выходцев из африканских государств в страны ЕС. Сегодня эта пробка не только выдернута, и к тем, кто хлынул через Ливию из Африки, прибавились сотни тысяч ливийских беженцев. Но те, кто организовал катастрофу, то есть США, предпочитают «включать дурачка» и бормотать заклинания про «уничтоженную диктатуру». Нелегальная миграция сегодня лучший способ для Америки подчинить себе Европу, так как в последнее время Европа стала проявлять явные признаки неповиновения. Поэтому все эти процессы далеко не всегда стихийны.

Как бы там ни было, для нас все это тоже очень актуальный вызов. Если мы думаем, что нас все эти процессы минуют, то глубоко ошибаемся. Мало того, пока мы так думаем, мы теряем драгоценное время. Россия сегодня так же переживает наплыв мигрантов. Пока местные руководители из бывших советских партаппаратчиков трубят о свободе и гордятся независимостью, народ бросился сам восстанавливать СССР и укреплять союзные связи, разбросав многочисленную родню по городам и весям большого брата и благодаря Аллаха за то, что в свое время русский выучил только за то, что им разговаривал Ленин. Ибо свободой и независимостью стадо не накормишь и в землю их не посеешь, а если даже и посеешь, то взойдут одни лозунги. Это первая волна, которая, как и на Западе, пока еще боится, уважает местных, не высовывается и делает все, чтобы никого особо не раздражать. То есть пока нет глубокого внутреннего конфликта, а то, что выплескивается на Манежку, чаще всего является следствием действий шпаны, которая везде и всегда есть и которая чаще всего приезжает в Москву отнюдь не на заработки, а для прожигания родительских или криминальных денег.

Что же делать? Прежде всего, иметь в виду, что с нелегальными мигрантами еще нигде справиться не удалось. А если хотим хоть что-то с этим сделать, то для начала надо искоренить или минимизировать коррупцию в органах, ибо пока она есть, нелегальная миграция будет процветать. То есть начинать надо, опять же, с себя, а не с торговца на рынке. Вместе с этим необходимо, безусловно, как говорил Путин, «усилить внятные полицейские функции и полномочия миграционных служб». Разработать принципиально новое законодательство, которое не обязательно должно быть репрессивным. Никакими репрессиями невозможно заставить мигранта надолго уехать – лучше плохо и с битым лицом жить здесь, чем хорошо умереть с просветленным ликом от голода и поборов на родине. Бороться надо с преступностью, а не с мигрантами.

Необходимы понятные и хорошо работающие механизмы адаптации мигрантов в обществе. То есть человек, желающий жить и работать в России, должен доказать, что это желание искренне, что он готов приложить серьезные усилия для того, чтобы не доставить проблем коренным жителям и не создать их себе. Для этого мигранты обязаны серьезно учиться русскому языку, российской культуре, православию, истории. Вместе с этим строжайшим образом спрашивать с тех, кто делать этого не хочет. И, безусловно, преступления мигрантов против коренного населения должны оцениваться иначе, недели обычные преступления. Кстати, поскольку большинство мигрантов мусульмане, в связи с этим полезно напомнить послание муфтия Нажмуддина Гоцинского к муллам и прихожанам Северо-Кавказского муфтията (1917 г.) В нем муфтий говорит, что «за преступление, совершенное мусульманами против мусульман, я, через моих уполномоченных на то лиц, буду отсекать руки, а за преступление, совершенное против имущества и личности христиан, те же лица будут исполнять смертную казнь над преступниками. Я считаю необходимым столь строгие меры в особенности в настоящее время, так как мы все должны поддерживать добрососедские отношения между нашими народами и с русскими, дабы от преступников не пострадали невинные лица». http://grozniy.bezformata.ru/listnews/iz-istorii-gorskoj-respubliki/37148395/ Так что подобная практика найдет отражение и подтверждение в исламской традиции.

Но нужно помнить, что учиться придется и нам, ибо мигранты – это всерьез и надолго. Здесь полезно вспомнить высказывание А.Белого: «на азиатское извержение чад Европа должна ответить извержением мысли». Создавать смыслы и заставлять других следовать им – лучший путь расставить в новом обществе все по своим местам, укрепить свое самосознание и достоинство, в том числе и национальное. И тогда перестает работать аргумент: «сколько можно от них терпеть всякое?» Задумаемся – от кого может культурный, независимый внутренне человек, создающий смыслы для себя и других, терпеть? От мигранта дворника и гастарбайтера-штукатура? История показывает, что право заставить кого-то терпеть себя (или что-то от себя) нужно всерьез заслужить. Нынешняя ситуация это явно не тот случай.
Однако времени осталось не так много. Сегодняшнее положение, когда сотни тысяч мигрантов тихо живут в бараках и подвалах и так же тихо, незаметно, убирают улицы, ремонтируют дороги, строят дома, водят машины, устраивает многих. Однако через несколько лет, когда эти люди приживутся, обзаведутся семьями (а кто-то решит остаться), они неизбежно потребуют хотя бы минимальных прав, хотя бы какого-то места в обществе. А еще через несколько лет их дети, родившиеся здесь и ни разу не бывавшие на исторической родине, станут взрослыми. Тогда, если не заниматься решением вопросов, указанных выше, всем нам придется иметь дело с очень большим количеством людей, совершенно не укорененных в местной традиции, не понимающих значения местных ценностей, не уважающих и не признающих обычаи. Против них уже будет бессилен аргумент «чемодан-вокзал-Баку (Ташкент, Ашхабад и пр.)» ибо им отступать и бежать будет некуда, останется только драться. И здесь не поможет даже государство.

К слову можно вспомнить неудачный опыт правительства Э.Баладюра во Франции, которое попыталось в 1993 году ввести сложную систему регистрации граждан иностранного происхождения с последующим отделением их типа гражданства от гражданства коренных французов. Вскоре выяснилось, что это невозможно. Один из очевидцев, Г.С.Кнабе, вспоминал, как видел тогда по французскому телевидению выступление 16-летней девушки, дед и бабка которой переселились из Алжира во Францию в 1950-е годы. Она в принципе не могла понять, почему к ней прилагаются какие-то критерии, отличные от тех, что действительны для подростков, среди которых она выросла, и образ жизни которых она ведет. У нас такие девушки подрастут через 8-10 лет, после чего начнутся многотысячные демонстрации с требованием прав и свобод. Опять давить, но сильнее? Это можно, но как точно сказал Унамуно, обращаясь к Франко: «Победить – не значит убедить». Убеждать все равно придется. Учить все равно придется. Воспитывать все равно придется. И лучше это начать делать сейчас. Времени мало.