Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

КОНЕЦ ЦИКа

Памфилова объявила шпану Шнурова «президентом «Нашествия»» (по мощам и елей). Памфилова – глава ЦИК. Центральной Избирательной Комиссии. Государственный чиновник. Поехала на «Нашествие», руководила выборами, предотвратила вбросы, торжественно объявила победителя.
Молодец.

Больше о Памфиловой говорить не нужно. И ЦИКом руководить ей больше ни к чему. Не надо этими же самыми руками, которыми она считала шнуровские листочки, считать бюллетени на выборах Президента. Либо одно, либо другое.

Итак, ее больше нет. ЦИКом больше некому руководить. Все, что теперь будет там происходить под руководством Памфиловой, уже не имеет никакого значения. Памфилова теперь должна остаться рядом со шпаной и это ее самое достойное место. Она сама это место выбрала. В принципе, начав с защиты Подрабинека, закончишь непременно выборами Шнурова.

Хотя она сама еще этого не понимает. Как и большинство тех, кто там рядом с ней.

БЮДЖЕТНЫЕ ЗАЩИТНИКИ

Любопытный факт - куда-то пропали мотоциклист Залдостанов-Хирург и торчок Цорионов-Энтео (подчеркнем - это не четыре человека, а только два). Ни тебе больше заявлений о том, что «это событие войдет в анал истории», ни докладов по экономике на форумах, ни погромов, ни умученных петухов и горящих глобусов, ни Георгиев с динозаврами и квадратной земли. Перефразируя торчка Энтео, «Понимаю, обидно, что у тебя не получилось ничего, что Бог не благословил погромную придурковатость православную». «Хорошо что теперь до него нет никому никакого дела».

Причина, разумеется, проста. Кончились бюджеты. Ушли из Думы покровители-депутаты, а из АП кураторы. Вычеркнуты имена и фамилии из списков непременно приглашаемых на шоу и передачи. Всё. Конец. Мрак. Конечно, кое-что ими сделано. Рождено несколько прекрасных афоризмов типа того, что выше, людям явлен образ хрестоматийного болвана, чтобы дети знали, каким не нужно быть, испакощена и опошлена еще хоть немного теплившаяся молодежная миссионерская работа, придан верующим людям устойчивый образ фриков, создана «православная гопота». В общем, есть что вспомнить в старости в гамаке, привязанном к двум колышкам на шести сотках.

Однако тут говорить больше не о чем. Стоит поговорить о другом. Задаться вопросом: «Почему у власти в большинстве случаев так плохо получается себя защищать? При их-то возможностях?» Вспомним, что в 1990-е была организована масштабнейшая либеральная работа по дискредитации всего лучшего в нашей стране и восхвалению либерализма. Не удалось испакостить только Гагарина и Великую Победу – все остальное получилось. Десятки газет и журналов, радиостанции, множество ток-шоу являли нам профессионалов дискредитации – от Е.Киселева, Политковской и Венедиктова до Шустера, Ганапольского и Познера. Одни «работали» с культурой, другие с историей, третьи с литературой, четвертые отвечали за политику внешнюю, пятые за внутреннюю. Плоды мы вкушали и вкушаем до сих пор.

Только в нулевые начались попытки идеологического противостояния. Так, на НТВ была запущена программа «Реальная политика». Лучше бы ее не было, ибо то, что было, было позором. Можно лишь представить, как хохотали либералы. В свое время ходила байка про Марка Рейзена, знаменитого певца и непременного исполнителя советского гимна на торжественных мероприятиях в Большом театре. За одно исполнение гимна он получал самую высокую ставку – где-то около ста рублей. И как только он становился на сцене и начинал «Союз нерушимый республик свободных…» из оркестра доносился тихий голос: «пять рублей». В зале этого слышно не было, но Рейзен все прекрасно слышал. «Сплотила навеки великая Русь…», заливался певец. «Десять рублей», - эхом слышалось из оркестровой ямы. И так до конца гимна, когда, наконец, после финальной строчки под тихий хохот музыкантов слышалось «Сто рублей».

Так вот в «Реальной политике» этот отсчет («Сто долларов… двести долларов…») слышался с первой минуты, ибо кроме этого там нельзя было услышать. Ни патриотизма, ни аргументации, ни логики – вообще ничего. Программу под придурковатыми кличками вели скучнейший Павловский, жлоб Кононенко, абсолютно недопустимый для телевидения Глазычев и Осетинская. Смотреть это можно было только с применением насилия. Примечательно, что сразу же после того, как власть кураторов сменилась, Павловский стал оппозиционером, Осетинская скиталась по разным СМИ, но все-таки не выдержала и дернула в Штаты, а Кононенко как был придурком «и нашим и вашим», так и остался, ибо для придурковатости земля везде одинакова и любое время это непременно и время придурков. Кстати, примечательно, что все «защитники» всегда были с той самой, ненавидимой оппозицией и либералами на короткой ноге и ругали их по обязанности, сделочно, а те и не обижались, так как тоже брали у всех подряд. Типа вышибалы Прилепина, который в те самые времена непримиримой борьбы, пописывая в «Лимонке» против Путина одновременно тихо делал газетку «Единой России» в Нижнем Новгороде – очень были нужны деньги.

Так это началось. Эпоха стыдливой защиты Родины. Подобных «защитников» было и есть много, большинство переквашенных из оппозиции. Ряды пополнились, в частности, дряхлым фюрером Лимоновым, шизофреником Прохановым, мотоциклистом Залдостановым, бесноватым Цорионовым. Не будем перечислять всех – этих достаточно. Как они защищали и защищают страну, видели и видят все. С такими защитниками и врагов не надо. И вот лишились бюджета – и исчезли «яко воск от лица огня», хотя можно продолжать. И это при том, что достаточно людей, которые готовы защищать страну просто потому, что они в нее верят. Не перекованные, не переквашенные, не «за сколько», а сами по себе, у которых есть и аргументы и убедительность и талант.

Но… После многоточия каждый сам может поставить, что хочет.

P.S. Уникальным в этом отношении было движение «Наши». Его феномен еще будут изучать. Главным там было, что то, что они делали, невозможно было сделать за деньги, за бюджет – их творческие, идеологические возможности были гораздо шире бюджета. Простой пример - сегодняшнее Агентство по делам молодежи получает во много раз больше, чем то, что получало Агентство во времена «Наших». Казалось бы, и плоды должны быть более сочными и увесистыми, но… их нет. Ни сочных, ни увесистых, никаких. Поэтому дело не в деньгах, а в людях. В идеях. В том, что они делали. И исчезли они не потому, что сменилась власть, а потому что они слишком уж хорошо все делали и стали пугать перспективой. При них режим, с которым они ассоциировались накрепко, пугал своими возможностями. В современных «апологетах режима» нет никакой перспективы, кроме той, что определена куратором. У тех была. Теперь их нет и оттого не страшно. Все понятно. Они были исключением, которое лишь подтверждает правило.

Так почему же там так и не научились защищать страну?

СИМУЛЯКРЫ

О том, что сегодня время симулякров, сказано и написано давно тем же Бодрийяром. Сознательная мошенническая подмена понятий и образов сегодня стала обычным делом, в результате чего миру были явлены «режиссер» Серебренников, «актер» Панин, «писатель» Прилепин, «художник» Кулик, «ученый» Чубарьян, «публицист» Проханов, «политик» и «оппозиционер» Навальный и так далее. Здесь интересна технология создания симулякров.

Много лет назад в СМИ проскочил замечательный текст о том, как в наше время создают «писателей».

"Появилась в редакции замечательная рукопись. Давно я не получал такого удовольствия от чтения... Автор - молодой парень, преподавал в нашем педуниверситете ... Печатать - нельзя, потому как вся повесть от начала до конца написана матом ... Даже завидно стало: черт побери, почему я не придумал раньше таких красивых фраз?! "Морда у Клавки задумчивый. Не от хорошего жизня, видимо".
Полгода думал, - и печатать нельзя, и не печатать нельзя. Потом какой-нибудь журнал в Москве возьмет, напечатает, и Шкарин будет всю жизнь ходить и говорить: "Вот, а в "Урале"-то рукопись провалялась, зажал Коляда талантливое, не пустил". И ходи потом, объясняй, что не мог я это в журнале опубликовать: ведь пока большая часть наших подписчиков - пенсионеры, а они люди нервные, могут мне потом журнал в лицо бросить и требовать назад деньги за подписку... Подошел сентябрь. Я решил, что в молодежном номере это проканает. Но чтобы ни один "пенс" не прочитал, я придумал повесть печатать махоньким-махоньким шрифтом, чтоб только с помощью лупы можно было разглядеть... Нетерпеливый читатель перелистает страницы, ну, а кому надо, тот прочтет... Мало того. Костю Богомолова, зав. отделом критики, попросил сделать вводку от редакции: "...повесть номинирована на премию "Форин-Райтер Клаб", а отделение славистики Оксфордского университета ставит ее в курс современной русской литературы..." Конечно, все это про "Форин-Райтер Клаб" и про Оксфорд было вранье, но мне надо было хоть какую-то подпорку. Ведь журнал издается на деньги из областного бюджета (читай - налогоплательщика), и я мог себе представить последствия, если б повесть вышла бы без этаких устрашающих и гипнотически действующих слов... Почему я сегодня рассказываю об этом? Потому что поезд ушел: Шкарина все хвалят, номинируют на всякие премии, журнал вручил ему премию за лучшую прозу... Теперь Шкарина изучают в Оксфорде..." (Н.Коляда Как делается толстый журнал).

Итак, качество литературы определяется количеством мата. Затем презрение к аудитории, вранье, премии – и симулякр готов. Важно понимать, что профессионализм здесь не только не нужен, он мешает, так как затрудняет процесс выстреливания продукции и заставляет критически относиться к себе. Дальше создается круг одних и тех же лиц (жен, свояков, племянников, приятелей), которые создают пиар и присасываются к процессу. Их задача кормиться, распределять блага и не пускать чужаков, которые успешнее и талантливее. Но в целом этот текст очень важен, как формула – в него можно подставить другие имена, чтобы получить такой же результат в иных сферах.
Эти процессы идут абсолютно одинаково и в равной степени во всех сферах. И во всех сферах существуют кураторы из Белого дома или АП, которые следят за тем, чтобы избранных не обижали, продвигают их, награждают.

Однако есть одна трудность – народ. Дело в том, что процессы, описанные выше, абсолютно замкнуты, то есть присутствие зрителя, читателя, слушателя, избирателя там совсем не обязательно, так же как и необязательно наличие качественного продукта. То, что куратор считает хорошим, это и есть хорошо. Поэтому Навальный при наличии преступлений не садится в тюрьму, при отсутствии поддержки и сторонников получает все больше возможностей. Прилепин при отсутствии читателей и при полной бездарности текстов (во многом не своих) получает новые премии и звания, Чубарьян при отсутствии научных работ –новые награды и должности и т.д. Разумеется, народ пытаются втягивать в эти процессы, чтобы легитимизировать симулякры, но дело это трудное и неблагодарное. Читать ахинею народ не хочет, против насилия над ним новогоднего Киркорова с бабушкой русской эстрады восстает, Навального считает дураком и подонком и в защиту его не выходит.

Преодолеть это можно только одним способом – крепко вложившись, держать пузырь надутым как можно дольше, ведя одновременно возгонку подзащитного в печати и на экране, бесконечно повторяя, что он безумно популярен, что народ его любит. Пока многие не привыкнут к тому, что это и правда что-то значит и в условиях полной блокады всего прочего, адекватного, не согласятся с тем, что «в этом Прилепине, Киркорове, Навальном, что-то есть» (примерно так говорят о человеке, страдающем глистами). Именно так нам всовывали и всовывают годами Прилепина, Баскова, эстрадные помои и вот, наконец, Навального. Всем уже ясно, что он дебил, а его последователи – гопота и шпана, богатая родительскими деньгами и возможностями. Всем ясно, что в нем нет никакой интриги и глубины, не случайно он очень быстро скатился до провокатора, ибо мешать людям жить, приставать к ним, это самый лучший способ обратить на себя внимание. Можно, конечно, и по рылу получить, но это тоже хорошо, как знак внимания – битые рыла хорошо продаются, спросите у Кашина, он расскажет, как продержаться на нем несколько лет. Всем ясно, но какая разница – несколько лет он будет орать из каждого утюга, сопровождаемый восторгами и кличками «политик», «кандидат в президенты» и т.д. и, наконец, какая то часть привыкнет и даже поверит, а остальные плюнут и уйдут еще дальше от экранов.

Почему симулякры не могут существовать самостоятельно. Прежде всего потому, что подделка не может быть лучше оригинала. Кроме того, симулякры, при всем их кажущемся разнообразии, принадлежат к одному социальному слою. Это тусовщики, которые любят себя и презирают остальных, то есть свой электорат, слушателей и читателей. Посмотрите, как Быков-Зильбертруд через губу общается с аудиторией – лучшей иллюстрации не нужно. Но особенно важно то, что они всегда, при любых обстоятельствах поддержат власть. Все до единого. То, что Навальный что-то там кричит про путина не должно смущать – все согласовано и главное свое дело он уже сделал – торпедировал любую оппозицию, которая была хоть на что-то способна. Наиболее идейные типа Удальцова посажены, остальные слиты и сданы.

Под конец зададимся вопросом – на что надеются люди во власти, делая ставку на тех, кто сознательно растлевает и втаптывает в грязь страну и тысячи людей? Ну, развлекли и обогатили приятелей, это понятно. Но делать-то хоть что-то будут? Ведь страна, в которой Прилепин «писатель года», а Навальный «преемник Путина» обречена. И если они надеются как-то выскочить, то напрасно. Раковая опухоль может долго жрать организм, но хоронят ее вместе с ним.

ПРИЯТНОЕ ОДИНОЧЕСТВО В ТОЛПЕ

Гопник Шнуров открыл «выставку современного искусства». В промежутках между ублажением олигархов в Куршевеле и съемками в рекламе дорогих костюмов наваял художественного, лишний раз подтвердив, что «современного искусства» не существует, а существует форма самовыражения шпаны (богатой и не очень, продвинутой и не очень) и извращенцев (Серебрянников, например, или Гельман или Кулик).
Открылась «выставка» выделений Шнурова на Тверском бульваре, в нее даже стоит очередь тех, кто не стесняется в таких очередях стоять и тем самым вычеркивает себя из списка адекватных людей. Наверняка многие из этой очереди с недоумением смотрели и смотрят на очередь к мощам Николая Чудотворца или к Поясу Богоматери. Вот там нельзя, там непонятно к чему, зачем, непонятно кто. А здесь можно, здесь понятно к чему. К бесконечно, в разных формах воссоздаваемому Шнурову, хотя там нечего воссоздавать и интриги и глубины в нем не больше, чем в любом обитателе подъезда где-нибудь в провинциальном городе.

А вообще приятно говорить то, что никто не говорит, выступать против того, что восхищает всех (или большинство) – непременно окажешься прав. Майки с Путиным придумали «Идущие вместе». Они же первые требовали бойкота Турции. Они же первые назвали Пелевина и Сорокина «дрянью», «графоманией» и «помоями». Ваш покорный слуга первым (и единственным) вступился за Каддафи, был одним из немногих, кто в разгар Болотной говорил, что она провалится… Приятно делать выбор, который потом все принимают, как очевидность. Сегодня все носят майки с Путиным (а «Идущих» за эти майки травили), сегодня большинство (даже Быков) поняли, что Пелевин и Сорокин помои (а «Идущих» травили), сегодня все говорят, что Каддафи был прав (а тогда Белый дом травил Вашего покорного слугу). Что стало с Болотной, тоже все знают. Правда, когда окажешься прав, все предпочтут либо замолчать, либо приписать правоту себе, но к этому пора привыкнуть. Смотрю в телеграм – практически все, что сегодня преподносится как откровенность типа «Навальный проект Кремля» было мной написано около пяти лет назад.

Чтобы поддержать реноме (и не только), поговорим о Шнурове. Хотя почти все, что можно было сказать, уже сказано выше. Сегодня от этой щетинистой свинорылой шпаны невозможно спастись. Она орет матом из всех розеток, ею развлекают нетребовательных гостей международных форумов, шпана поет шпане в Куршевелях, теперь вот припала к «искусству». Ваяет, рисует, инсталлирует и перформансит. Можно сказать короче, на ее языке - «косит бабло». Сегодня ее час, день, год. Обязательно ли возрождение страны должно сопровождаться и возрождением шпаны, непонятно. Но понятно другое.

Понятно, откуда такая популярность. Просто любой, кто его слушает, недосидел в детстве на подоконнике в обшарпанном подъезде, недопил «Агдам», недописал на стенах школьного туалета. Ему тесно и душно в кабинете, машине, аудитории, на деловой встрече. Ни поматериться, ни попошлить, ни потрындеть о бабах и шашлыках, то есть о том, что по-настоящему близко. Растворенный в крови шпанизм не вывести никакими «Прадами» и фуаграми. Все время легкий дискомфорт, как камешек в ботинке, в официозе встреч и кабинетов хочется чего-то родного, своего, близкого, отвечающего на зов крови. И как только рядом заорет Шнуров, все становится на свои места. Вот же оно, мое, родное, настоящее. Ээээээхх. Вот он мой, именно мой уровень текстов, юмора, музыки, лица. Возникает связность, исчезает дискомфорт. И на голове «респектабельного политика», «успешного бизнесмена», «светского тусовщика» тут же незримо вырастает ушастая залоснившаяся шапка и семечная шелуха вместе с матом летит через губу. Ах, сейчас бы сквозь года туда, в тяжелое детство с чугунными игрушками, скользким подоконником и известкой вместо сахара. Помнится, несколько лет назад, придя на прием к одному начальнику департамента Министерства культуры, я, войдя в кабинет, услышал из динамиков тот самый рев и мат. Хозяин кабинета торопливо прикрутил звук, но ассоциативный ряд между хрестоматийной прачечной и министерством культуры уже возник и был непреодолим. Сегодня таких прачечных сотни, а прачек десятки тысяч.

В свое время Юрий Никулин говорил, что был единственным москвичом, который не был в 1991 году у Белого дома. Ваш покорный слуга не Никулин, но готов, поддерживая реноме застрельщика, стать единственным москвичом или россиянином, который даже не считает, а твердо знает, что Шнуров скотина, урод и шпана. Тем более, что разговоры о мнении большинства на меня не действуют: Gangnam style набрал два миллиарда просмотров, а за Христом пошли около ста человек, но в чем разница, понимают все и кто останется в истории еще тысячи лет, а от кого через три года не сохранится даже пыли под башмаками, тоже понятно всем. А те, кто с восторгом слушают Шнурова, стоят в очередях, должны всерьез задуматься, а все ли у них в порядке со вкусом, культурой, теми незримыми составляющими, которые делают человека человеком. Можно сколько угодно убеждать себя в том, что можно есть тухлое мясо и пить воду из лужи без вреда для здоровья, но последствия случатся непременно. Шпана сдуется через год-два, а отрава останется. И неприятное чувство, что кто-то был умнее, был прав. Лучше поберечься вовремя.

НЕБОЛЬШИЕ ИТОГИ ИСПОРЧЕННОГО ПРАЗДНИКА

Испорченный навальной школотой праздник «Времена и эпохи» дает возможность поговорить о произошедшем и еще раз повторить многажды сказанное, но не услышанное. Тем более, что эти сборища будут продолжаться, так же, как это некогда делали участники «Маршей миллионов», пока марши не выродились. Проведя один, они тут же объявляли второй. На последнем «Марше миллионов» было несколько сотен человек, но какая разница?

Прежде всего, надо обратить внимание на важную деталь, которая указывает нам на новый «тренд», который будет только развиваться. Это выход школоты и маргиналов с Сахарова и приход их к ни в чем не повинным людям для того, чтобы заставить последних быть своими союзниками любой ценой. Причем шансов этим людям не оставляется – или ты идешь с ними, или тебя на продажном «Эхе Москвы» и во вражеской «Новой газете» объявляют уродом, конформистом, человеком, не понимающим, что Навальный это наше всё.

Напомним, что вранье Навального об отсутствии звука на Сахарова было опровергнуто еще до начала мероприятия, не говоря уже о том, что даже если это было бы так, он за деньги своих хозяев из АП спокойно мог привезти туда грузовик с колонками – так некогда делывали его соратники. Проблема была в другом. Когда весь город беззаботно веселится и развлекается в центре, проводить где-то за Садовым кольцом свое унылое мероприятие (ну что там может быть нового, что???) это безумие. «Нас не замечают, нас не поддерживают? Заставим! У нас нет праздника – и у вас его не будет!» - именно такая логика была включена. То есть логика шпаны, дурака, хулигана, отвергнутого приличным обществом. «Не хотите со мной водиться? Чистенькие? Умнее всех? Ну ладно, я вам покажу. Я вас заставлю».

У В.Ардова есть рассказ, где дамочка в коммуналке с помощью битья посуды, подливания воды в примус и прочих пакостей заставляет дружить с собой профессорскую семью. Здесь то же самое. Все думали, что шпана Навального, видя, что никакой поддержки нет, угаснет сама. Ничего подобного. Теперь на каждом уличном мероприятии – празднике, дне города, музыкальном фестивале, благотворительной акции - они будут появляться, как сектанты, как наваждение, кричать, оскорблять, провоцировать и портить праздник. Именно так торчок Энтео погубил последнюю еще теплившуюся миссионерскую церковную молодежную работу. Именно так жидоморы, контактеры и прочие опрохановевшие личности пустили под откос все более или менее здравые антилиберальные мероприятия в 1990-е и 2000-е. По точному наблюдению И.Смирнова: «И у Белого дома в октябре 1993 г., и во многих других местах, где поднимались «патриотические» знамена, приходилось наблюдать, как в видеозаписи, одну и ту же сцену. Подходят люди - не митинговые кликуши, а нормальные мужчины средних лет, недорого, но аккуратно одетые, трезвые, с умными лицами. Видят баркашовцев со свастиками. Плакаты про "Беню Эльцина, убирайся в Израиль". Слышат с трибуны что-то в том же роде. Поворачиваются и уходят. Кто-то еще сплюнет по пути». Поэтому, забегая вперед, следует сказать, что полиция просто обязана любой ценой (!) не подпускать их к нормальным людям. Как шпану и хулиганов не подпускают к обычным гражданам и квартирам. Если для защиты граждан сброд Навального придется бить и калечить – это нужно делать. Защищать мирных граждан есть прямая обязанность государства. Пусть даже так, как в 1917 году (см. ниже).

И тут мы сталкиваемся с одной интересной проблемой. Порча праздника адептами Навального, который, кстати, уже от них открестился (Я никого никуда не звал, места не назначал и т.д.) была согласована наверху. Этим, во многом, объясняется поразительно спокойная реакция Пескова «это не наша повестка». Песков прекрасно знает, что происходит и если побоище в Москве в день России (!), устроенное человеком, который всегда позиционировал себя, как врага власти и Путина, не повестка, то что тогда повестка? Варианта два. Или Пескову мешает (пока) пойти к Навальному должность, но она же не мешает ему тихо защищать Полиграфыча, или же он в курсе и прекрасно знает, что все согласовано и под контролем. Ну а то, что сотням людей праздник испортили, так ничего. Просто эти люди попали в жернова взаимоотношений властно-олигархических кругов, а жернова мелют, не разбирая, и сторонников Навального и противников. Главное, чтобы мука была и чтобы Навального вовремя, прямо в подъезде, вынули из этих жерновов – он еще нужен. Поэтому Навальному можно орать про "негодяя Путина", устраивать массовые беспорядки и ехать потом в Барселону, а любой из читателей этой статьи за гораздо меньшее умчался бы на пару лет. Ведь игра это одно, а жизнь другое. Биться на шпагах или кулаках на ринге нормально, но делать то же самое на улице нельзя. С Навальным та же история.

Как бы там ни было, готовность жертвовать людьми во имя «ничего» - ведь цель похода на Тверскую была просто придти и портить праздник, чтобы было заметнее, никаких содержательных лозунгов и внятных целей не было – отчетливо маркирует Навального, как худшее порождение чиновников из высоких кабинетов. И как только их связка с Навальным будет доказана окончательно, с именами и явками, это будет удар по власти, которого она не испытывала давно. И ничто не будет разбирать, кто и как конкретно в этом участвовал. Власть и все. Ибо власть самоубийц, то есть тех, кто, будучи во власти, расшатывает власть в надежде вылететь в Лондон из-под развалин, это конец. А такие примеры уже есть. Если вы увидите в газетах убийственный компромат на некоторых крупных (даже очень крупных) чиновников из окружения Путина, причем компромат щадящий, не очень криминальный, то полезно знать, что в ряде случаев этот компромат заказан … самими чиновниками. Парадокс объясняется очень просто. Они хотят, чтобы их, наконец, выгнали и они уехали навсегда. Им надоело. Но уйти самим нельзя, это может вызвать неудовольствие, а затем репрессии, так что нужно подтолкнуть процесс. Это же самое происходит и в государственном масштабе. Все, что можно было получить от путинской стабильности – яхты, особняки, счета, возможности – они уже получили. Теперь, когда стабильность больше не приносит прибыль, пора зарабатывать на нестабильности, чтобы наконец-то перестать сидеть на скучных совещаниях и переместиться поближе к своему барахлу. Поэтому ставка сделана на Навального. Ну а люди… Что люди? Да ничего. Так.

Теперь о сути бесконечного продолжения акций, хождений, сборищ. Это сборища ради сборищ, давно утратившие содержательность, а, главное, растворяющие любого вменяемого человека в толпе развлекающихся протестом хипстеров и гопоты и, тем самым, лишающие Навального всякой конкуренции. Ведь лозунг «Россия без Путина», не является мыслью или идеей. Сто лет назад «Долой царя» кричали гимназисты, реалисты, торгующие на Невском папиросами дезертиры и митинговая пьяная матросня, но Ленин для активизации протеста пользовался совсем другими категориями. Сегодня лозунги без содержания позволяют собрать на акции всех подряд, главное, чтобы численность была.

Кстати, о численности. Можно было наблюдать, как последние дни Навальный и Винокурова (абсолютно одно и то же) мерялись численностью. Телеграмные «аналитики» гадали – превзойдет? Не превзойдет? Если превзойдет, то на сколько? Ушли на Тверскую именно потому что тут много, а там мало. Смысл, содержание, цели, задачи – все исчезло. А все потому, что главным заказчиком т.н. «протеста» становятся не люди, не страна, не обстоятельства, а СМИ и кураторы из АП. Для них все и делается. Поэтому именно с ними обсуждаются и с ними же и планируются политические провокации, поэтому СМИ всегда на месте провокаций заранее, как пожарник из анекдота, который выезжал на место за полчаса до пожара. Любой митинг это уличное шоу, на котором сотни людей играют роль статистов, как в экранном телешоу. Их обязанность служить задником сцены, а некоторых наиболее активных – декорациями, следить за главными гостями, по сигналу аплодировать, поддерживать тех или других по команде. Слова им давать не положено, их реальное отношение к происходящему никого не интересует, и считают их по головам. Именно поэтому активно и обсуждается численность оппозиционных акций и на этом все обсуждение и заканчивается. То, что значительная часть начинает уходить уже на пятнадцатой минуте после начала, говорит по телефонам, никого не слушает и никак в происходящем не участвует, никого всерьез не интересует. Пришел, тебя посчитали, иди на все четыре стороны, твоя миссия выполнена, Навальный скажет всем, что ты за него.

Еще одна важная подробность. Настоящая политика и, тем более, революция активизирует, среди прочего, самых ярких, лучших, перспективных. Их имитация закономерно выводит на первый план посредственность, худших, тупиц. Это хорошо было видно по интервью Навального проститутке Собчак – ни на один вопрос, даже о книгах, ответа не было, видно по бредням Волкова, по пронизывающей весь «протест» тупости и приколизму, который является главным внешним показателем придурковатости. Что лишний раз показывает, что это все проект власти, вернее того, что по старинке считается властью. Ибо если федеральные (и не только) каналы, которые все контролируются сверху, десятилетиями превращают людей в быдло, причем очень недовольны, когда люди возмущаются (см. историю с попыткой что-то сделать с новогодними передачами – апофеозом пошлости и тупости), то почему бы не включить такую же систему на улицах. Навальный в этом отношении так же идеален для выполнения задачи, как Киркоров. Туп, бездарен и продажен. А что еще нужно сегодня для успеха в «политике»?

ХОЛОПЫ, ХОЗЯЕВА И ЛЮДИ

Весь Телеграм увлеченно обсуждает, как тимаковский (или чей он там) Навальный завтра устроит провокацию и чем она кончится. Приятель Навального, провокатор Кашин (помните Кадырова «И кто такой Кашин?» - хороший вопрос) приглашает всех устраиваться поудобнее и смотреть, чем дело кончится. Лимоновскую школу не пропьешь. Винокурова тоном Родины-матери благословляет школоту, идущую за провокатором: «Храни вас те, кто вас хранит» и утирает слезу. Другие гадают, спятил ли Полиграфыч от безнаказанности или политически издержался и оттого олимоновел и всё, что у него осталось это регулярная рассадка сторонников по тюрьмам и автозакам.

И никто почему-то даже не задумался над тем, что Полиграфыч очень большой трус, что уже проверено и доказано. А природным трусам придает смелость только одно обстоятельство. Когда есть крепкий тыл, куда всегда можно отступить и откуда прикроют. То есть решение выйти со своей жидкокостной армией на Тверскую, на которой будет праздник, то есть испортить этот праздник ни в чем не повинным людям, ввязать их в дешевую политическую провокацию, в которую ввязываться они не хотят, и гарантированно вызвать противостояние со стороны полиции было НЕПРЕМЕННО и ОБЯЗАТЕЛЬНО согласовано в АП или Белом доме у хозяев. Если нет, то будет. Если не согласовано, то Навальный скоро сдаст назад.
Если же не сдаст, то, значит, просчитано все было заранее. Сам Навальный никогда такое решение не принял бы. На предварительном совещании с Навальным разговор был примерно следующий: «Итак, ты выходишь на Сахарова… Если хоть что-то, любой повод – дождь, снег, ветер, звук - иди на Тверскую, там будет основное скопление людей … Ничего не бойся – мы все решим… Заранее определи, кого не жаль, то есть кто сядет за тебя…».

Именно так все и было, скорее всего. Для чего это нужно? Дело в том, что предвыборная борьба обостряется. Поскольку интриги с победителем нет по определению, а, следовательно, нет и конфликта, который является основной движущей силой любого творческого процесса – от литературы до кинематографа - конфликт и интригу нужно вынести за пределы основного события и перенести туда центр тяжести. Когда нет интриги, скучно. Предсказуемость скучна. Надо любой ценой создать видимость борьбы, накала, кипящих страстей, должны быть виновные и пострадавшие, чтобы в итоге показалось, что выбор нам достался недешево, что за него пришлось бороться. И пусть это заставляет нас искать связь между бузиной в огороде и родственниками в Киеве, логика именно такая. Поэтому акция за акцией, без смысла, цели, задач, без ничего (то, что Навальный круглый дурак, у которого ни смысла ни задач быть не может, показало последнее интервью проститутке Собчак) – главное, постоянно мутить, выводить, шуметь, эпатировать, провоцировать. Побольше трескотни, лганья и пафоса и этого достаточно.

Это первое. Второе – кое-кто из хозяев Навального, возможно, решил сыграть по крупному и всю грязную работу поручил Полиграфычу, чтобы потом превратить его в козла отпущения. Полиграфыч фантастически глуп и поэтому даже не догадывается, что если он испортит сегодня москвичам праздник, ему земля будет осиновым колом. Поэтому идет пробивка политического и прочего поля. Бьем Полиграфычем по политикам сначала небольшим, потом покрупнее. Вроде идет, значит, все хорошо. Когда показалось, что зеленое лицо достаточно окрепло, его напустили на Усманова (то есть на олигархат), но Полиграфыч получил по морде, прижал уши и забился за спину к хозяевам. Значит, этих трогать еще рано, подождем, когда собачка Барсик повзрослеет или волк ослабнет.

Здесь самое время задать вопрос – а как же люди? Где люди-то в этой схеме? Ни в чем не повинным людям будет испорчен праздник, кто-то из них может пострадать в столкновениях случайно или намеренно, людей ввяжут в грязную историю, сделав невольными сторонниками Полиграфовича (или противниками, за что их будет долго ругать «Эхо Москвы» и с того света «Нью Таймс»). А людей в этой схеме нет. Они никого не интересуют. Мало того, способность не обращать на них внимания и подстилать себе под ноги нередко помогает найти местечко в СМИ и сесть на бюджет к власти. Фюрер Лимонов-Савенка наглядный пример. Почти 200 человек посаженных, сотни сломанных жизней и судеб – а фюрер при делах и при бюджете, а о сидящих молчок. А Навальный чем хуже? Он даже лучше. Посадил брата, Удальцова, каких-то еще соратничков с Болотной, которые его один раз только и видели, что ему еще пара сотен людей в автозаках, в тюрьмах, со штрафами? Ничего. Ему надо деньги получать и отрабатывать любой ценой, даже такой. Тем более, что сторонники будут всегда. Удивительная категория больных людей, которые обожают любого шарлатана и жулика и идут за ним, что бы ни случилось, неистребима. Вспомним Мавроди.

Здесь то же самое. Завтра на улицах Москвы будут заставлять людей участвовать в борьбе политических кланов за место под солнцем с помощью Навального. Символично, что это будет проходить в ключевой момент фестиваля реконструкторов. То есть людей, имитирующих ту или иную эпоху. Навальный такой же реконструктор, имитирующий «президентскую гонку», «предвыборный процесс», «кандидата в Президенты». Сколько ты не сражайся картонным мечом на Новом Арбате, настоящим рыцарем, древнерусским дружинником тебе не стать. Максимум получишь медальку за выигранный турнир. У Навального та же история. Политический реконструктор, руководимый такими же реконструкторами. Вот только люди, которых гонят на поле боя, настоящие. И стрелять в них будут настоящими ядрами.

НАВАЛЬНОПИТЕКИ

Наша околонавальная "оппозиция", представляет собой довольно любопытное поле для исследований. В ней, на первый взгляд совершенно неожиданно, проявляются черты самых разных социумов и сообществ. Формально, внешне это нечто вроде западников (Чаадаев, Печерин, Тургенев, Кавелин, Белинский и др. сейчас шевелятся в гробах, но мы недолго на этом остановимся), но если приглядеться внимательно, то можно обнаружить, что оппозиция скорее первобытники. Палеолитники и мезолитники. Ибо в логике их поведения, речах, поступках отчетливо видно воскрешение архаических, пралогических, дочеловеческих форм мышления и действия.
Люди
Прежде всего, это связано с тем, что почти вся соседская община оппозиции, особенно ее вождь Навальный, вышли из Интернета. О восстановлении в Интернете многих элементов архаики уже написано достаточно. Прежде всего, это возвращение к коллективному типовому мышлению, отсутствие личностных императивов, функциональная нравственность, когда для каждого значимого момента в жизни выбирается по мере необходимости нужный вариант социального поведения. Или, по выражению М.Мэггериджа «ситуационная этика», «согласно которой наши моральные обязанности определяются не моральным законом или моральным порядком, лежащим в основе всех земных законов, а обстоятельствами, в которые мы попадаем». Свойства пралогического, прачеловеческого мышления, а вместе с тем и общества воскресают в нарочитом стремлении сетевых обитателей к упрощению реальности, к архаизации и примитивизация общения (смайлики, «трололо», «бугага», «упс» «бла-бла-бла» и т.д.) объединяя огромное количество людей, вернее «философствующих дикарей», которые сидят в них и которых раньше не могло объединить ничто. Можно, кстати, обратить внимание, что сюжеты первобытных рисунков или пластики (палеолитические Венеры) были сходны для культур, расположенных на огромном расстоянии от Урала до Ламанша. То есть людей всего мира в понимании той эпохи. Человек становится частью виртуального мира, как раньше он был частью природы. Вместе с этим закономерно растет интерес к оккультизму, мистике, фантастике, неоязычеству – иными словами, магическим формам управления действительностью.
Рисунки
В чем выражается архаичность оппозиции, ее возвращение к эпохе зари человечества? Прежде всего, в сознательной или инстинктивной реконструкции основных составляющих менталитета и бытия первобытного социума. Это политеизм, магизм, магические культовые практики, идолослужение и некоторые другие явления, которых мы коснемся. Прежде всего, обратим внимание на магизм. Магизм, как известно, стремился к овладению силами и объектами природного мира с помощью ритуалов и заклятий с целью получения благоденствия. «Он был более всего заинтересован теми внешними выгодами, которые люди могут извлечь, подчиняя себе видимый и невидимый мир», - писал историк религии, священник А.Мень. Особенно ярко все это видно на примере оппозиционных акций, о чем пойдет речь ниже.
Рисунки1
В ходе эволюции, вызванной протестной борьбой, в оппозиции начинается процесс выделения особой касты – иерархизированного жречества. К ключевым фигурам этой касты, высшему жречеству относится Навальный. Ниже идут остальные – Быков-Зильбертруд, Гудков и пр. Как и положено, в архаической структуре жречества почти нет женщин (например, среди бурятских и тувинских шаманов женщин ничтожно мало), что напрямую отражает маскулинный характер архаических пантеонов. Например, в славянском языческом пантеоне была только одна богиня Мокошь и мы не знаем о женском жречестве древних славян. Поэтому сегодня в структуре оппозиционного жречества в ходе эволюции осталась только сильно изнуренная Собчак и претендующая на эту роль Винокурова. Из двух хилых фигур вполне можно сложить одну более или менее сильную.

Для архаического социума характерен промискуитет, то есть беспорядочные половые связи. Отголоски этого можно видеть в современном политическом промискуитете оппозиции, выражающемся в поразительной неразборчивости в политических связях и многочисленных блоках всех со всеми – псевдозападных либералов с квазирелигиозными националистами, доморощенных фашистов с красносотенными коммунистами и т.д. Однако у некоторых представителей оппозиции промискуитет сохраняется и в реальной жизни – примеры Шендеровича, Лимонова, Собчак убедительно подтверждают это положение. Промискуитет неразрывно связан с политеизмом – политическим многобожием. В оппозиции почитают Сталина, Ленина, Гитлера, Кришну, Гайдара, Пуришкевича, Трампа, Ельцина и других, а также кланяются мелким божкам из АП. На рудиментарном уровне еще существуют остатки древнейшего культа праматери, роль которой из последних сил выполняет Алексеева.

Отличительной чертой первобытного мышления является вера в звероподобных духов, которые управляют всем. В пещерах - местах обитания первобытных людей - обнаружено много рисунков чудовищ с ногами людей и мордами коз, с оленьими рогами и человеческим туловищем. В основе этих рисунков, как полагают исследователи, лежит миф о человекозверях. Сегодня мы можем наблюдать воскрешение этого явления в отношении оппозиции и сетевых хомяков к Путину. Образ Путина во многих рассказах, статьях, репликах соединяется с чертами животных (например, его часто изображают с человеческим лицом, но телом краба или только клешнями краба, также встречаются утверждения, что Путин «змей», «скорпион», «хитрый жук», «вертится как уж»), а затем в ходе эволюции образа он приобретает могущественные демонические черты. Например, Латынина считала, что Путин направил метеорит на Челябинск. Есть также мнения, что Путин устроил мировой кризис, напал на Украину, управляет атмосферой, чтобы срывать оппозиционные акции.

Именно из этих верований в первобытном социуме возникает такое своеобразное явление, как тотемизм. Например, и сегодня тотемизм характерен почти для всех австралийских племен. В его основе лежит вера в то, что то или иное племя кровно связано с определенным видом животного. Тотемными покровителями у австралийцев являются обычно кенгуру, опоссум, ящерица, летучая мышь и пр. Члены тотемической общины, как правило, не имеют права употреблять мясо «своих» зверей в пищу, хотя охота на них допускается как ритуал. Некоторые ученые выдвигали гипотезу, что тотемы - это не что иное, как объекты охоты племени или животные, внушающие особый страх.

Накладывая эти тезисы на слова и действия оппозиции, мы видим почти буквальное совпадение деталей. Для оппозиции Путин (отчасти Медведев) сегодня окончательно стал тотемом, «внушающим особый страх», особенно если учесть, что под Путиным нередко подразумевается не только конкретная личность, но высшая власть, принадлежащая ей. Племя оппозиции «кровно связано» с данным тотемом, поскольку часть племени либо возникла при непосредственном участии тотема (бывшие депутаты, министры, чиновники и пр.) либо, возникнув на стороне, стремится стать тотемом, объединиться с ним, взять у него часть той силы, которой он обладает (Навальный, рвущийся в президенты, свои кандидаты в Госдуму и пр.). Мало того, ритуалы магической охоты на тотем сегодня не предусматривают его реального низвержения или уничтожения, а ограничиваются лишь попытками насторожить и запугать.
Капище
На акциях Навального мы наблюдаем воскрешение магических ритуалов «охоты на тотем» или т.н. «промысловой магии». Жрец (Навальный) выходит на украшенную петроглифами (баннерами) сцену (капище) и начинается выступление (камлание), воспроизводящее сцены охоты. Оно обязательно проводится с максимальной степенью аффектации, с напряжением всех внешних и внутренних возможностей (не случайно, как отмечают исследователи, после камлания бурятский шаман, как и Навальный, обычно лежит в полном изнеможении). Выступление (камлание) включает в себя выкрикивание обрядового магического текста, построенного по традиционной схеме («снесем», «добьемся», «доколе», «хватит», «требуем» и т.д.), а также обязательные заклинания, повторяемые несколько раз и призванные устрашить тотем, магически подчинить его, заставить выполнить просимое. («Мы здесь власть!» «Да или нет!» «Да или нет???!» «Я перегрызу глотки этим скотам!») Иногда производится уничтожение или оскорбление имён и портретов Путина, Медведева и чиновников, ибо, по верованиям участников камлания, портреты и имена наделены магической силой, несут в себе черты первообраза и порча или уничтожение их может нанести вред тем, кто на них изображен или ими обозначен. Подобные изображения сохраняются сегодня в магических практиках некоторых африканских народов и носят название «куклы Вуду», у других архаических народов сохраняются обычаи «избиения идола», если он обманул ожидания.
Камлание
Итогом камлания нередко становятся жертвоприношения, как важнейший элемент ритуала, призванный задобрить или устрашить объект промысловой магии. В древности это были продукты, зерно, молоко, скот, а во многих архаических культурах также и люди – пленные, дети, близкие. Оппозиционные камлания также нередко завершаются или сопровождаются жертвоприношениями. Сдаются (жертвуются) деньги, совершаются человеческие жертвоприношения – т.н. «узники Болотной», брат Навального, попавшие в КПЗ, автозаки и пр.
Жертвоприношения
Магическое мировоззрение убеждено, что высшую силу можно заставить подчиниться. Нужно лишь найти ключ, слово, действо - и все будет в руках совершителя ритуала. Поэтому большинство участников оппозиционных митингов и их лидеры искренне считали, что после этих митингов власть должна перейти к ним, а Путин или Медведев должны уйти, поскольку магический ритуал «свержения власти» был совершен правильно и в необходимых подробностях. Когда этого не происходит, возникает осознание того, что в ритуалах была допущена какая-то ошибка (ибо, если все правильно, действие, согласно магическому воззрению, совершается автоматически) и их начинают регулярно повторять в надежде добиться идеально точного соблюдения всех обрядов и произнесения всех заклинаний, чтобы магическое действие, в итоге, принесло результат. Если же учесть приведенное выше утверждение А.Меня, что «магизм был более всего заинтересован теми внешними выгодами, которые люди могут извлечь, подчиняя себе видимый и невидимый мир» и вспомнить пиар, деньги, гранты, заманчивые предложения, поступающие лидерам оппозиции (жречеству) после акций, то сходство становится буквальным.
Охотничья магия
В целом атмосфера навальных акций вполне соответствует описанию коллективных ритуалов первобытных людей. Современный исследователь пишет: «В восторженном опьянении, которое вызывали коллективные ритуалы, люди кружились в такт ударам первобытных барабанов; все обыденное переставало существовать, казалось, что душа летит далеко и освобождается от гнетущих пут. По существу, это была попытка механическим путем обрести духовную свободу и могущество…». Комментарии здесь излишни.
Пляска
Какие еще архаические черты, наблюдаемые в оппозиции, можно отметить? Д.С. Лихачев отмечал, что «это враждебное и настороженное отношение к окружающему миру, воспринимаемому как угроза, примитивно-охотничьи приемы деятельности, бродячая жизнь… общее потребление и т.п.» Все это мы также неоднократно наблюдали – агрессию по отношению к «не своим», бродячую жизнь, общее потребление финансов и алкоголя и пр. Примечателен отмеченный еще Спенсером («The Principles of Sociology») консерватизм первобытных людей, которые живут традицией, догмой обычая, требуя от всех не индивидуализации, а ассимиляции. «Склонность принимать чужую установку, несамостоятельность и неспособность субъекта к спонтанному психическому акту, инфантильные формы поведения — таковы те психические факты, которые подготовляют почву образованию сложной сети коллективных представлений». Те, кто видел митинги болотных и видел их в Интернете, думаю, не потребуют специальной расшифровки приведенного выше положения.

Таким образом, можно видеть, что оппозиция довольно интересный материал не только для политологов, но для палеоантропологов и этнографов. Можно написать целую работу. Интересно было бы посмотреть у Навального надбровный валик, померить челюстно-лицевой угол и прочее, чтобы понять – началась уже реэволюция или еще нет и как скоро он начнет зажигать огонь палками, изготавливать рубила, сверлить и шлифовать каменные топоры и заниматься охотой и собирательством?

ИНДИКАТОР

История с Серебренниковым (см. http://boris-yakemenko.livejournal.com/605926.html ) оказалась очень хорошей лакмусовой бумажкой для сделочных патриотов типа ресторанного вышибалы Прилепина и шизофреника Проханова. Все знают, что эти два персонажа очень православны и очень патриотичны. И ничего, что один был и остается в лимоновских фашистах и приятелях Навального, а второй брал деньги у Березовского и писал подобострастные поздравления Бушу с избранием. Оба поливали грязью Путина. Оба лютые враги либералов (к этому мы еще вернемся). Потом их удачно перекупила власть, для которой перекрашенный предатель просто подарок. В спину не ударит, со всеми перессорился, готов на все, безопасен и управляем на сто процентов. По указке лает на кого надо, а чуть что – ему есть что предъявить. Поднял старые номера газет «Лимонка» и «День» и все.

И вот оба кинулись на защиту Серебренникова. Один даже сравнил его (а также группу «Война», которая стены пачкает матом) с Есениным и Маяковским. С этим можно согласиться лишь в одном случае -
пусть Серебренников будет последователен и застрелится или удавится. Казалось бы, где Серебренников и где эти проханово-прилепины. Не просто в разных окопах, а на разных полюсах, никакой пуле не долететь. И вдруг оказалось, что это опять одна компания.

Как же так получилось? Напомним. Проханов и Прилепин в 1990-е годы составляли корпорацию т.н. «патриотов» (фашисты, коммунисты, сектанты, шпана, гопники), которые монополизировали право «бороться за Россию». На этом основании они проклинали режим Ельцина, либералов, «боролись», писали, выступали, метали громы на их головы… Но при этом наблюдалась интереснейшая картина. При всей открытой ненависти к режиму они не только не несли никаких потерь, но не вылезали из либеральных СМИ и с либеральных телеканалов. То есть спокойно сосуществовали с противником и не просто сосуществовали, а существовали на его территории. Это как если бы в деревне военного времени с одной стороны улицы в крестьянских домах квартировали бы каратели Оскара Дирлевангера, а с другой – партизаны отряды Ковпака. С утра бы они расходились воевать, а вечером, вернувшись из боя, мирно бы ходили друг к другу в гости, закусывали, играли в карты. Как же проханово-прилепиным это удавалось? Почему то здесь, то там – на мероприятиях, в кабачках, на передачах - их можно было видеть вместе с «врагами», причем не держащих друг друга за горло, а спокойно выпивающих, закусывающих, болтающих, добродушно смеющихся? Все очень просто объясняется.

Во-первых, олигархи их всех вместе и создали. Проханов с Березовским подписывали письма против Путина, Березовский кормил и Проханова и многих других собственных врагов. Прилепин на деньги других олигархов и чиновников от власти был непримиримым борцом с олигархами и чиновниками, а потом, когда фашизм и большевизм стали неприбыльны, продался с потрохами одному крупному кремлевскому чиновнику, которого показушно ненавидел (этому же чиновнику продался и Проханов). И был назначен «писателем» (книги которого, как водится, никто не покупает, но какая разница - деньги все равно дают), а также патриотом Новороссии. Именно благодаря вышибале Прилепину, а также Проханову весьма трагическая тема Новороссии была профессионально опошлена, испакощена и надоела. Возможно, это и была главная задача, тогда она успешно решена.

Во-вторых, весь этот паноптикум был не только не был враждебен либералам, а наоборот. Он был им нужен, как воздух. Нужен именно для того, чтобы демонстрировать весь ужас, безысходность и маргинальность российского патриотизма. «Не хотите реформ, - спрашивали либералы у сомневающихся, - не хотите поддержать Гайдара, Чубайса, Ельцина? Не хотите в Европу? Милости просим полюбоваться на «патриотическую корпорацию». Правда, хорошо? Ну что, хотите туда? В ту, «другую» их лимоновскую Россию? Пожалуйста». А поскольку пятого угла не было, обалдевшему простолюдину, хоть и понимающему, что «оба хуже», но выхода не имеющему, приходилось выбирать между Прохановым и Чубайсом и в отчаянии в худшем случае прибиваться к либералам, ибо в то время пойти к «патриотам» было открытым диагнозом. А в лучшем успешно выращивать в себе наплевательское отношение ко всем скопом, и эта школа до сих пор хорошо видна по явке на выборы.

То есть их главная заслуга состояла в том, что именно они сознательно и последовательно дискредитировали и опошлили все те действительно патриотические понятия, образы, ценности, которые люди могли бы противопоставить либеральной клике. Именно они лишили тысячи людей оружия в борьбе с либералами и поэтому эти люди неизбежно проиграли. Именно они ежедневно доказывали известную максиму, что «патриотизм последнее прибежище подлеца», а также проходимца и жулика, именно они поставили через запятую понятия «патриотизм», «антисемитизм», «фашизм», «сталинизм», «мракобесие», «погром», «косность», «тупость» и отголоски этого ряда мы слышим до сих пор. Поэтому неудивительно, что газета «Завтра» продавалась абсолютно свободно, фашисты типа Лимонова-Савенки постоянно торчали на телеканалах, акции шли с размахом. По точному наблюдению И.Смирнова: «И у Белого дома в октябре 1993 г., и во многих других местах, где поднимались «патриотические» знамена, приходилось наблюдать, как в видеозаписи, одну и ту же сцену. Подходят люди - не митинговые кликуши, а нормальные мужчины средних лет, недорого, но аккуратно одетые, трезвые, с умными лицами. Видят баркашовцев со свастиками. Плакаты про "Беню Эльцина, убирайся в Израиль". Слышат с трибуны что-то в том же роде. Поворачиваются и уходят. Кто-то еще сплюнет по пути».

Поэтому абсолютно закономерно то, что «державник», «коммунист» и «сталинист» Проханов получает вместе с самыми отъявленными «постмодернистами» из рук либералов и олигархов премию «Национальный бестселлер» (с ее помощью в то время наиболее активно разрушали именно русскую литературу и утверждали либеральные стандарты). Понятно, почему семь лет он в своем заборном листке печатает Белковского – одного из самых непристойных либеральных деятелей, открыто созданного Березовским. Почему его печатает одно из самых либеральных издательств «Ад маргинем», почему на презентациях у Проханова выступают адвокаты Ходорковского, почему Проханова отчаянно защищает и рекламирует либеральнейшая «Независимая газета» Березовского. Он то, Березовский, один из главных идеологов 1990-х и «разрушителей империи», прекрасно понимал, как мощно такие «патриоты» укрепляют ненавистный режим. Поэтому заслуживают наград и всяческого уважения.

Потом, когда атмосфера стала меняться, а, главное, стало худо с деньгами, они побежали брататься к вчерашним врагам, к ненавидимой власти, то есть опять же не к власти, а к деньгам, которая «врагов» стала скупать оптом – так дешевле (Шаргунов, Лимонов, эти двое и т.д.). То есть «патриоты» действовали точно в либеральной координате, озвученной некогда редактором либерального «Огонька» Лошаком: «Наше требование демократических перемен это всего лишь естественное расширение пространства комфорта, окружать которым мы себя привыкли». (http://www.colta.ru/docs/3395). И принадлежность к тем, кто купил (а тот самый чиновник, которому продались Прилепин-Проханов, лучший друг Серебренникова, кстати) оказалась важнее, чем горы лжи, которые они городят каждый день для горсточек своих маргинальных почитателей. Им позвонили и сказали «Давайте, защищайте, слышите??? И попробуйте пикнуть – снимем с довольствия и будете следующие».

Как с наркоманом Цориноновым – Энтео. Давно вы о нем слышали? То-то. А ведь раньше из экрана не вылезал, у Соловьева выступал. Кончилось финансирование – кончился и торчок. Нихт брюква – нихт арбайтен. А Прилепина с Прохановым копнуть – такое вылезет… «Цензура – не давать художнику деньги на эксперименты». (https://life.ru/t/звук/923267/sieriebriennikov_tsienzura_--_eto_nie_davat_khudozhniku_dieniegh_na_ekspierimienty) говорил Серебренников, но могли бы сказать и те двое. То есть весь «успех» их «творчества» это только количество денег на литературных редакторов (Прилепин сам вообще не пишет. Вернее, то что он пишет сам, лучше не видеть. «Россия должна напряжиться» - это его шедевр), на рекламу, на затыкание глоток недовольных и т.д. Стоит обрубить финансирование (как с Энтео или Гельманом) и через месяц о них не будут знать даже в соседнем подъезде. Поэтому они и вступились. И будут вступаться. Потому что либералы их вырастили и они им по гроб обязаны. А донбасская трескотня, рванье заранее надорванных рубах за Россию, духоподьемные текстики это просто лохотрон. Кто-нибудь да купится.

Хорошая история. Показательная. Даже если своего приятеля отобьют дружки из власти, уже все не зря.

В КОМ ПРИЧИНА?

Начавшиеся одна за другой политические публичные акции (за реновацию, против оной, за Исаакий, против, за того, за другого, эдакая китайская подделка под «бунташный» XVII век – медный бунт, соляной, стрелецкий, бунты Разина, Болотникова. Кстати, Болотников был «боевой холоп» князя Телятевского – очень похоже на Навального) требуют понимания причин происходящего, хотя все чаще происходят ситуации, когда понимание невозможно в силу отсутствия самого предмета, над которым можно подумать. Мы ведь думаем «над чем-то», то есть в самой терминологии указана необходимость приподниматься над предметом думания, ибо с высоты лучше видно. Но над отметкой абсолютного нуля приподняться нельзя. Любое явление, самое незначительное возвышение, будет по определению выше нуля, станет самодостаточно, что уничтожает критерии. Нельзя оттолкнуться от пустоты, невозможно думать о пустоте.

В случае с бунташным ренессансом подумать все-таки есть над чем. В нем интересно то, что протестующие люди сами формируют и создают свои проблемы, думая, что на площадях они их решают. На самом деле они идут на акции за проблемами. У них есть настрой, который не может разрешиться дома, в комфорте и они идут, желая быть разогнанными, обруганными, оскорбленными. В это есть своеобразный социальный феномен, не всегда осознаваемый самим социумом. Репрессированные в 1930-е годы хотели быть репрессированными и расстрелянными, были к этому готовы, к Сорбонне в 1960-е люди вышли именно потому, что у них все было. Люди на Болотной хотели, чтобы их разогнали, оскорбили и унизили и когда этого не произошло, протест сдулся точно по Канту, который говорил о феномене ожидания чего-то большего, что оборачивается ничем. Характерно то, что протест того времени был построен на хихиканье и стебе, что само по себе было диагнозом. Смех, анекдот всегда имеет характер окончательного вывода, свидетельствует о сознательном отказе от понимания, закрывает дальнейший путь. Раз ты смеешься, значит, ты уже все понял и все тебе ясно. Прежде всего ясно то, что сделать ты ничего не можешь и бороться ты не хочешь.

На насилие в отношении себя перманентно настроена правозащита, интеллигенция, которая, как точно сказал кто-то «не может простить Ельцину, что ее не перевешали». Комфорт насилия, особенно в русской культуре, тоже существует, и поэтому все Кашины, Соколовские, Павленские, Варламовы и прочие, кто некогда «пострадал» от властей ли, или от кого-то еще или пока не страдал, просто хотят ходить с битыми и вымазанными зеленкой лицами и поэтому постоянно соскальзывают в провокации, насилие, конфликт. Мало того, без этого желания битого лица они перестанут существовать. И это нужно иметь в виду.

Откуда это парадоксальное стремление? Оно рождается тогда, когда социальная и политическая (часто эти две вещи не разделяются) жизнь ускользает от понимания, становится невозможна для понимания. Что нужно сделать в этой ситуации? Социальную (политическую) жизнь надо превратить в личную, понять ее в этих категориях и, наконец, решить проблемы. Таким образом, зеленое или битое лицо отдельного конкретного человека, его испорченная машина или костюм становятся социально-политическим феноменом, переосмысляются иначе, хотя, например, в аналогичной ситуации ограбление Ленина в Сокольниках или даже покушение на него Каплан стало, скорее, религиозным феноменом, нежели политическим.

Именно поэтому современные «аналитики» в Телеграме, Твиттере или на каналах постоянно рассказывают о своей личной жизни, переругиваются с приятелями, жалуются на здоровье, всерьез считая, что осмысляют некие политические феномены, что что-то сообщают важное. Именно поэтому против реновации вышло столько людей – речь шла об их личной, конкретной жизни, которая вдруг стала общественной проблемой. И когда выходили против того, кто нам не Димон, то выходили не против его особняков, а оплакивать свои несостоявшиеся и негодовать по поводу своих стандартных квартир.

То есть протестующие и их лидеры не очень понимают собственную мотивацию, складывающуюся зачастую из незначительного повода, всаженного в мощную почву «коллективного бессознательного» Школы Анналов. Соответственно, власть тоже живет в координате «генетической памяти», самый сильный эпизод которой – расстрелы 1937 года. Массовые убийства того времени (а затем еще более массовые жертвы войны) задали очень своеобразную планку оценки взаимоотношений недовольной части общества и власти. А именно – убийства и все остальное. То есть если власть никого не убивает, то все остальное разумно и справедливо. Убийства не прощаются, все остальное да. Поэтому Новочеркасск стал приговором для Хрущева, а Вильнюс и Баку для Горбачева. Поэтому же и все сегодняшние претензии к власти по поводу гонений на недовольных не встречают понимания - не расстреливают же. Обратим внимание на то, что до сих пор не сформировалась терминология, в рамках которой можно было бы описать реакцию властей на оппозицию. Это репрессии? Террор? Если это репрессии и террор, тогда что было 80 лет назад? Значит, не репрессии. Преследования? Это ни о чем. Так что же это тогда?

Еще одни интересный для понимания феномен – исчезновение, сознательное умаление слишком рьяных апологетов системы. Ресторанного вышибалу Прилепина сослали в Донбасс, давно не видно Кургиняна и Старикова, увял шизофреник Проханов. Можно обратить внимание на подобные процессы в СССР. Далеко не все, кто был гоним, были врагами системы. Так, были, например, запрещены Селищев, Платонов, запрещали и уничижали Зощенко. То есть тех людей, которые находились внутри системы и были абсолютно лояльными людьми, мало того, стали ее защитниками, побывав во врагах (сегодня тоже большинство «патриотов» из бывших врагов). В этих же системных категориях они писали свои книги.
В чем же проблема? Не в том, что тем, кто первым ловит кусок со стола, достается и первая затрещина. А в том, что именно в этой лояльности они перешли допустимую грань. Они простодушно вскрывали истинные намерения общества, отражающего власть. Примечательно то, что само общество, как правило, не могло поверить, что это его намерения, но каким-то шестым чувством оно себя узнавало безошибочно и пугалось. Усугублялось это немаловажным обстоятельством - те, кто писал тексты, сами не понимали, что писали. Самая большая ошибка это записывать Мандельштама в борцы с системой за то, что он в разгар тридцатых написал «Мы живем, под собою не чуя страны…» Он более всего был против некачественных литературных переводов и разрешенной литературы, а не против Сталина, а написал, потому что написалось. Сказалось. Он просто создавал идеальную ситуацию борьбы со злом, вовсе не собираясь с ним бороться. И, вполне возможно, не понимал, что с ним потом произошло и почему.

В заключение стоит сказать, что и те и другие работают на сохранение системы. Тут возникает парадокс - и те и другие готовы жертвовать очень многим для сохранения системы, но не готовы жертвовать ничем, чтобы что-то реально изменить. Все они прекрасно понимают, что в условиях реальной политической конкуренции Навальный не продержится и суток, в условиях реальной экономической конкуренции какой-нибудь «великий дизайнер» Лебедев лопнет через три часа, в условиях реальной интеллектуальной конкуренции все до единого российские ВУЗы закроются к вечеру того же дня, а «философы» и «журналисты» типа Дугина и Кашина пойдут лесом, поочередно двигая ногами. Status Quo выгоден всем. Именно поэтому система все более твердеет, консервируется. А начнет все меняться лишь тогда, когда они придут не уговаривать власть быть честной, а начнут создавать свои структуры, которые создадут параллельную реальность. Есть же уже «теневое» образование.

Но этого не будет еще долго.

СМЕРТЕЛЬНАЯ СХВАТКА

Уже приходилось писать пару лет назад, что одна из задач Навального - не пускать в информационное поле и сливать "несанкционированную" оппозицию. Именно он торпедировал Удальцова, который в те годы был гораздо известнее (и, что важно, идейнее) Навального. А сейчас его натравили на "выступаеткакаятодурасдесятьюдетьми" Винокурову с тем, чтобы он перетянул кампанию на себя или максимально ее испортил. Как все было. Сначала АП отпускает Навального "лечиться" (на самом деле отдохнуть с Песковым) в Барселону, ибо здесь пока тихо. Митинг Ходорковского обернулся провалом, митинг против реновации казался безопасным. По звонку с самого верха срочно выдаётся загранпаспорт, организуется уголовное преследование обидевших Навального.

Навальный улетает и тут все пошло не так - стало ясно, что митинг против реновации обещает стать масштабным событием, которое превзойдёт все навальновские потуги. Навального тут же, срочно возвращают назад (а как же лечение?) и отправляют на митинг, хотя незадолго до этого его участие было неочевидно. Панику и неорганизованность выдаёт тот факт, что ближайшие к Навальному лица так и не смогли договориться, хотел он выступать или нет. На самом деле АП просто отправила его "там сам разберёшься". Чтобы никто ничего не заподозрил, изобразили семейную прогулочку семьи Навальных. Это новый ход - примерного семьянина Навального полиция ещё не вязала. Придя, Навальный рвётся к сцене (тут был бы Винокуровой конец - все прахом, акция захвачена конкурентом), но у Навального покровители федеральные, а у Винокуровой пока местные, кроме того, борьба с Собяниным это особое направление, там сталкиваются интересы других людей, поэтому Навального выкинули - не мешай нам делать своё дело. Чем окончательно торпедировали хлипкое химерическое единство оппозиции - ясно, что теперь все окучивают свои поляны.

Теперь кураторы начнут срочно спасать Навального, ибо это страшный удар по хозяевам. Монополия на согласованный конформистский протест неожиданно нарушена. Кроме того, это недвусмысленный сигнал, что рожа Навального очень надоела , всем все понятно и люди ждут хоть чего-то нового, а не Киркорова от оппозиции. Для Навального ситуация опасна - противники его хозяев во власти, тоже люди неслабые, теперь начнут мочить и его и покровителей. Поэтому сейчас нас ждёт война всех против всех - начнут лупить по Винокуровой, Навальному, последний будет отмываться от позора и т.д.

P.S. Одно им удалось - информационная повестка вокруг митинга против реновации в значительной степени свелась к "схватке титанов" - Винокурова против Навального. Мелкая драчка двух почти одинаковых по ничтожеству персонажей отодвинула суть дела на задний план. Первый успех есть.