Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

ТРАГЕДИЯ

В Петербурге взрывы. Погибли люди. Вечная память погибшим. Силы и мужества родным и близким погибших. Хочется надеяться, что хоть сегодня болтуны из Телеграма и ФБ помолчат о версиях.

ОЧЕРЕДНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ США

В Турции произошла страшная трагедия – погиб российский посол Карлов. Убит профессионал высочайшего класса, каких очень мало сегодня в политическом пространстве (именно поэтому о нем ничего не было известно – он же не комментировал все подряд и не отмечал патриотично свои свадьбы в Нью-Йорке). 17 лет он провел в Северной Корее, из них пять в должности посла и сумел филигранно выстроить отношения, сделать Россию активным участником политических процессов в Корее. В Турцию он попал именно как признанный специалист по выстраиванию отношений с трудными соседями. И он сумел организовать работу посольства так, что ни разу не дал повод Эрдогану обвинить его структуру в провокационных или в целом недружественных действиях. Напомним, что это было сделано в условиях, когда Россия и Турция находились в жесткой конфронтации, когда была попытка государственного переворота.

И вот Карлов погиб. Начались поиски виновных и в этих поисках традиционно большинство европейских СМИ (и многие российские) аккуратно обходят первого и главного виновника – США. Именно благодаря США случилась эта трагедия, так же как и десятки других трагедий подобного рода. Именно США полностью виновны в том, что произошло. Отмена Америкой международного права и ставка только на силу, разговоры об «американской исключительности», угрозы, поддержка всех международных бандитов, террористов, насильников, убийц, создание террористических группировок, военные перевороты в «провинившихся» странах с убийствами национальных лидеров и развязыванием войн – все это породило трагедию в Турции. Вспомним начало 2000-х, когда решение Путина прекратить войну в Чечне вызвало теракты в Москве и других городах. Не странно ли – война была в разгаре – никаких терактов. Войну решили заканчивать – начались теракты. Похожую историю мы наблюдали во Франции, когда были расстреляны журналисты Charlie Hebdo. Первая реакция США выдала их с головой: «у нас такое в ближайшее время невозможно». А просто Европу наказывали за то, что она не смогла объединиться против России. Отступая в сторону, вспомним документ, разработанный Пентагоном в 1992 году и именующийся «Руководством по планированию защиты». «Руководство» призывает США продолжать доминировать в международной системе, «оказывая препятствия развитым промышленным странам, оспаривающим наше лидерство или даже просто стремящимся к более глобальной или региональной роли». То есть, если что – устроят теракты. Или переворот. Возвращаясь к теме, напомним, что именно Франция к тому моменту проявляла опасное стремление к сближению с Россией. Сегодня та же история с Турцией – все попытки поссорить ее с Россией не удались. Тогда США пошли на очередное (стотысячное по счету) преступление. Причем преступление радикальное, чудовищное, так как разорвать отношения России и Турции сейчас традиционными средствами невозможно. Поэтому организаторов и виновных надо искать в Госдепе и посольстве США в Анкаре. Уверен, что эти поиски не затянутся надолго.

… А наша т.н. оппозиция уже пляшет на костях. Вернее, не оппозиция, а ее хозяева во властных кабинетах. Вот еще где бы поискать союзничков Госдепа…

СУМАСШЕСТВИЕ

Антироссийская «Новая газета» окончательно обезумела. Сегодняшняя статья «Группы смерти» это лучшее доказательство того, что вся «Новая» должна быть изолирована от общества как можно скорее. Нам явлен классический образец фирменной новогазетной политковщины, когда обезумевшая от редакционной атмосферы, постоянного вранья и ненависти ко всем (режиму, прохожим, коллегам) женщина со страдальческим лицом смакует ужасы, делая вид, что без этих подробностей никак нельзя.

Этот жанр, который можно назвать разновидностью творчества душевнобольных, существует уже давно. Так, например, был и есть хорошо известный вражеской «Новой газете» извращенец. Он ест из унитаза и обожает порнографию. Если бы он свои фантазии изложил прохожим на улице или написал на стенах подъезда, его бы, не говоря худого слова, свезли сначала в милицейский тигрятник, а затем в дурдом. Но несколько друзей с помощью этой газеты сделали из него «писателя», сильно обнадежив всех остальных едоков того самого продукта и посетителей порносайтов. Еще один такой же издавал «словарь русского мата». Понятно, что никакого отношения к словарю и вообще к науке данный опус не имел – просто на его страницах под прикрытием «науки» тысячу раз повторялось в разных видах то самое любимое их слово из трех букв. Такие же больные ставят на сцене МХАТа и Ленкома «спектакли», где совокупляются с детьми, матерятся и оскотиниваются.

Эти традиции живее всех живых во вражеской «Новой». Люди, заточенные только на трупы, скандалы, кровь, насилие выискивают их повсюду, а если не могут найти, создают сами. Коллеги-журналисты вспоминали, как «тестировали» тексты Политковской: «Попалась нам в руки компьютерная программа, позволявшая подсчитать, сколько раз употребляется в тексте то или иное слово. Мы взяли в сети статьи Политковской и начали куражиться. - Ну-ка забей слово “горе”? Сколько раз оно у нее встречается? - 60! - А теперь “ужас”? - 34!- А ну-ка забей слово “счастье”! Ни одного не будет! - Есть. Слово “счастье” встречается один раз! - Не может быть, ну-ка контекст посмотри! - Так, вот и контекст: “Счастье еще, что его не убили…” Только не надо нам говорить, что это общество у нас такое, а журналисты зеркало, что мы сами хотим знать про трупы и насилие, что они рискуют собой ради нас… Мы этого уже наслушались. Они это создают. Они это смакуют. Они уроды, а не мы. Взгляните на лица и станет все понятно.

При этом, прекрасно понимая, что нормальные люди это читать не должны (сработает рвотный рефлекс и чувство самосохранения), а, кроме того, могут возникнуть проблемы с законом, они предпосылают к тексту трусливое предисловие: «Мы не могли не опубликовать этот текст… Но этот текст ДОЛЖНЫ ПРОЧЕСТЬ ВСЕ РОДИТЕЛИ… В этом тексте вы найдете подробную инструкцию, в которой важны все детали… Мы печатаем этот текст, чтобы, наконец, не просто заскрипели шестерни правоохранительной системы, а чтобы они закрутились с бешеной скоростью…» Могли не опубликовать! Но как можно не опубликовать, когда столько детских смертей. Дальше «замануха» для родителей (специально большими буквами), чтобы не вздумали отвлечься. Расчет очень точен – какой родитель не захочет понять, от чего надо уберечь ребенка. Дальше «подробная инструкция». Даже слишком подробная, на грани сумасшествия. Этих подробностей можно было бы и избежать, но в рамках логики вражеской «Новой газеты» читатель никак не поймет, что он и она любят друг друга, если им полчаса не описывать сочный, мясистый секс.

И, наконец, просто ложь. Никогда еще вражеская «Новая газета» не хотела, чтобы «скрипели шестерни правоохранительной системы». Ибо если бы они скрипели, то вся компания из Потаповского мгновенно лишилась бы работы и разъехалась по тюрьмам за все то, что они наворочали против России за 20 лет. Жаба не может быть за тех, у кого скрипят шестеренки для осушения болот. И ложь не только в этом. Приведенные на фото «трагические» надписи на стенах сделаны точно не детской рукой. На что способны провокаторы из «Новой» мы за эти годы выучили очень хорошо. А все вместе, по словам К.Потупчик: «полубезумная мешанина из домыслов убитых горем родителей, которых, повторюсь, нельзя за это винить, с фантазиями журналистки, копание в группах вконтакте, и выводы, потрясающие даже тех людей, кто давно знаком с творениями РЕН-ТВ про рептилоидов. А есть еще и записи на иврите, цифры, отсылающие к Корану, Библии и Торе и всевозможным деструктивным религиозным культам. Все отсылы связаны, так или иначе, с цитатами о смерти. В дополнение крутятся среди детей люди с никами опять же бесконечных рейхов, вольфов, с фашистской и сатанинской символикой. Все это под заунывную монотонную мелодию на очень низких частотах и кровавые видео. Шабаш, сеющий ужас и страх». http://krispotupchik.livejournal.com/681319.html#comments

Это не значит, что проблемы нет. Проблема подростковых самоубийств есть и родилась она не сегодня. Еще Достоевский в статье «Два самоубийства» пытается разобраться в причинах трагических смертей молодых девушек, одна из которых дочь знаменитого Герцена. Но в том и вопрос, что нужно разбираться. Сегодня множество факторов ведут к трагедиям, начиная от хрестоматийной «несчастной любви» и заканчивая тем, что привыкшие к «стрелялкам» подростки, убивающие по сто раз на дню своих противников в игре, не понимают, что смерть это навсегда и считают, что перед самоубийством нужно просто «сохраниться» и можно будет вернуться. Кроме того, это не сугубо российская, а всемирная проблема: «Статистика ВОЗ относительно причин смертности от 2012 года подтверждает, что подростковые самоубийства превратились во всемирный феномен». http://newsland.com/user/4297673774/content/pochemu-podrostki-konchaiut-zhizn-samoubiistvom/4759533 Нужно понять, что происходит, нужна большая, серьезная работа. Поэтому нет ничего циничнее, чем просто смаковать эту тему, бредить китами и бабочками (у ребенка есть изображение китов и бабочек – пиши пропало. Представьте, где окажутся родители детей, которые пойдут по пути поисков подозрительных картинок), во всем винить вконтакте и думать, что так решается проблема. Похоже, что во вражеской «Новой газете» именно так и думают. Другие считают иначе. «Если какой-то материал в интернете и можно квалифицировать по статье "Доведение до самоубийства", то эта статья подходит гораздо больше всех упомянутых пабликов». http://krispotupchik.livejournal.com/681319.html#comments

Год назад они обещали закрыться. Соврали. Так пусть все-таки закроются. Немедленно.

ЧЕРНОБЫЛЬ - 30 ЛЕТ


30 лет назад в газетах появилось вот такое крохотное сообщение, из которого можно было заключить, что произошло нечто заурядное и что уже сейчас все под контролем. Так мир узнал о катастрофе. Так случилась крупнейшая авария в истории атомной энергетики.

Ничего подобного мир до этого момента не переживал. В результате взрыва на атомной станции в Чернобыле был полностью разрушен реактор, погибло более 100 человек и сотни перенесли лучевую болезнь, более ста тысяч человек были эвакуированы, прекратил существование город Припять и многие села и деревни вокруг. Радиоактивное облако разнесло радиацию по большей части территории Европы. Для того, чтобы хотя бы примерно понять, что там творилось, нужно прочесть один из самых страшных документов того времени – «Чернобыльскую тетрадь» Григория Медведева (http://lib.ru/MEMUARY/CHERNOBYL/medvedev.txt), который пишет о том, как сотрудники станции, зная, что обречены, не давали распространиться аварии. Как «компетентно» оказалось руководство. «На каждом шагу - подлость и благородство, самопожертвование и крайний эгоизм», - писал Д.С.Лихачев о блокаде Ленинграда. Но эти слова вполне приложимы и к Чернобылю.

Примечательно, что «подлость и благородство» было и далеко за пределами станции. Мало кто знает, какой подвиг совершили советские ученые после Чернобыльской катастрофы, как несколько человек отстояли советскую атомную энергетику от западной «научной общественности», которая уже все за нас, как обычно, решила. Один из очевидцев вспоминал:

«В конце лета 1986 года, встретив меня на лестнице в институте, Легасов (академик, член правительственной комиссии по расследованию причин и по ликвидации последствий аварии. Б.Я) позвал в свой кабинет. Перевернув лежащую на столе бумагу, он предупредил: то, что я сейчас увижу, не предназначается ни для чьих глаз и ушей. На одной стороне листа находился английский текст, на другой — русский перевод. Могу только предположить, из каких источников был получен этот документ.

Передо мной лежал будущий сценарий посвященной Чернобылю специальной сессии МАГАТЭ в Вене, который заранее расписали какие-то наши «друзья». Они предполагали, что в своем докладе о чернобыльской аварии Советский Союз не скажет ничего конкретного. Поскольку эти реакторы относятся к реакторам военного типа, все будет засекречено и доклад продлится всего полчаса. Дальше расписывались выступления — содержание каждого передавалось одной-двумя фразами.

В конце был проект постановления МАГАТЭ: закрыть в Советском Союзе все атомные реакторы РБМК-1000 (реактор большой мощности канальный), выплатить огромную репарацию пострадавшим от радиоактивности странам, обеспечить присутствие иностранных наблюдателей на каждом атомном реакторе Советского Союза. Я посмотрел на Легасова. Тот кивнул: «Да. И это нам надо будет переломить». И как он начал ломать! Привлек к написанию доклада виднейших специалистов. В нем не скрывалось ничего относительно устройства реактора, выброса радиоактивности, отселения людей, жертв аварии. В результате министерское начальство написало на докладе резолюцию о том, что его нужно уничтожить, а авторов привлечь к уголовной и партийной ответственности. Тогда Легасов поехал отстаивать свою точку зрения к Рыжкову. Тот разрешил выступить с докладом, взяв ответственность на себя.

Легасов добился того, что ученых, разрабатывавших РБМК (абсолютно невыездных!), командировали с ним в Вену. И вот в августе 1986 года он выступил с докладом, продолжавшимся почти пять часов. На экране за его спиной слева располагались тезисы доклада, таблицы, а справа шли фотографии и фильмы, с риском для жизни снятые в Чернобыле нашими институтскими операторами. Когда у присутствующих возникали вопросы, с мест поднимались те самые ученые, которых Легасов привез в Вену. Они говорили так веско и убедительно, что эксперты МАГАТЭ записывали за ними каждое слово. В результате ни один пункт из того «сценария» не вошел в резолюцию. Вечером, когда Валерий Алексеевич прилетел из Вены, я с нетерпением ждал его в вестибюле института, боясь пропустить. Влетает Легасов, не дождавшись лифта, взбегает на свой третий этаж по ступенькам и на ходу кричит мне: «Победа!» Вскоре спускается. Зная, что он поедет в Политбюро, я решаю его дождаться, чтобы первым услышать новости.

И начинаю опять ходить в вестибюле. Хожу так несколько часов. Наконец Легасов возвращается, и я понимаю, что он совершенно раздавлен. Поднимает на меня глаза и говорит: «Они ничего не понимают и даже не поняли, что нам удалось сделать. Я ухожу в отпуск». Он ушел в отпуск и вскоре тяжело заболел, сказались огромные полученные дозы. После его самоубийства в 1988 году меня попросили проверить его бумаги и рабочие вещи на радиоактивность, прежде чем передать семье. Когда я поднес к ним счетчик, он часто застучал. Практически все вещи были радиоактивными…

Известно, что Легасова не любил Горбачев. Осенью 1987 года был составлен список чернобыльцев, представленных к званию Героя, и Александров на собрании института уже поздравил его с наградой. А позже выяснилось, что Легасова вычеркнули из списка по указанию Горбачева. И это при том, что все те, кто работал с ним в Чернобыле, считали, что ему надо дать даже не Героя Социалистического Tруда, а Героя Советского Союза — настолько часто он собой рисковал… Возможно, сыграло роль то, что Легасов, а не Горбачев, по результатам опросов был назван человеком года в 1986-м. Это тоже не добавило ему любви начальства. http://www.postchernobyl.kiev.ua/intervyu-uchenogo-kotoryj-20-let-naxodilsya-ryadom-s-reaktorom/

Подлость и благородство, самопожертвование и крайний эгоизм в этом отрывке видны, как в капле воды. Чернобыльская катастрофа еще долго будет примером того, как опасно обольщаться технологиями и как в любое время и в любом месте можно встать на защиту страны.

ГИБЕЛЬ ФАШИСТА


Главного покровителя Прилепина, престарелого фюрера фашистов, педофила Лимонова вышибли из «Известий». Нельзя не процитировать по этому случаю либерала Яковенко. «Сразу вспоминаются истории про даму, которую выгнали из борделя за разврат, джентльмена, выдворенного за врата ада за чрезмерную греховность, а также более свежее про господина, которого игиловцы объявили нерукопожатным за жестокость, вандализм и религиозное мракобесие… Выплюнув Лимонова, «Известия» уменьшили общий объем дерьма в публичном пространстве. Поскольку именно эту субстанцию в невероятном изобилии производил данный персонаж, умудряясь измазать ею все, до чего дотягивались его сухонькие ручонки. В поисках авторского комментария по поводу изгнания Лимонова из «Известий» я вынужден был зайти на блог данного персонажа в ЖЖ и сразу вляпался в запись от 20.02.2016: «Умер Умберто Эко. Человек был непомерно раздут». Нет в мироздании предмета, одушевленного и неодушевленного, который бы бывший писатель Эдуард Лимонов не постарался измазать пахучим продуктом своей жизнедеятельности.http://igoryakovenko.blogspot.ru/2016/02/142.html#sthash.P1LWUUEl.dpuf

Фюрер, лишившись доходов, немедленно вернулся к своему обычному амплуа – гадить на тех, кто вчера кормил (именно поэтому он в своей время предал тех, кого посадил в тюрьмы – они перестали кормить). Гадит, как обычно, графомански безграмотно (писать – ударение на последний слог - он уже не научится): «Всё, чего касается аппарат РФ, превращается в профанацию, в подобие миниатюрных РФ (почему Российская Федерация во множественном числе? Б.Я)… На весёлую радость Крыма надели намордник (а бывает грустная радость? Б.Я)… Как скручены руки у российской политики, где оставили только один вид политической фауны — пропрезидентских ухоженных зверей (получите, бывшие хозяева, гранату. Б.Я) … Скорее бы кончилась эта эпоха (Эпоха Путина, иными словами. Получите еще одну гранату. Б.Я).… Нас намеренно пытаются наградить старомодным сознанием, насильно втюхивая нам протухших Толстого, Достоевского и Чехова (разумеется, все должны читать Лимонова – по словам Солженицына «мелкое насекомое, пишущее матом порнографию» Б.Я.)…» Дальше поток бреда обиженного на классиков убогого графомана, которому помирать уже, а до Чехова до сих пор как до звезд. Пора ресторанному вышибале Прилепину включаться и помогать – фюрер гибнет, а его порождение по ресторанам с Навальным сидит. Этак просидят своих кумиров. Но не будет он включаться. Все очень непрочно, неровен час отправят следом за фюрером и тогда хоть погибай – книжонки никто не покупает, денег не станет, через месяц забудут так, что никакой Быков со своими панегириками не поможет.

Говорилось неоднократно, что такое за субстанция фашист Лимонов. Что если в «Известиях» нужны аналитики и комментаторы, то для этого есть нормальные, адекватные, патриотичные не по таксе, о сами по себе люди. И этих людей много. Говорилось, чем заканчиваются попытки прикормить подонков и патологических предателей. Но нет. Общественное пространство оказалось забито Прохановыми, Лимоновыми, Прилепиными, Шаргуновыми – самым отвратительным, беспринципным и бездарным сбродом из той помойки, что осталась с 1990-х. Говорилось, чем это кончится.

Кончилось закономерно. То же самое будет и с остальными фамилиями – сразу предупреждаем. Так что лучше выгнать сразу, чтобы один раз испортили воздух и исчезли.

Неужели нельзя было этого понять раньше?

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Трагедия в Бельгии в очередной раз показала, что в подлинных причинах происходящего никто разбираться не собирается. «Террористы отомстили за приговор главарю». США заразили весь мир какой-то непроходимой, голливудской, искрометной тупостью, которая все явления мира упрощает и низводит к деньгам, комфорту и злым людям, которые мешают жить и распространять айфоны и киношные боевики по миру именно потому, что злы. И надо их победить (то есть убить) и тогда все будет хорошо. Уже за несколько лет убито несколько десятков миллионов злых, неправильных людей (злых и неправильных детей, женщин, стариков), стерто с лица земли несколько стран, в которых зло свило себе прочное гнездо, но мир отчего-то никак не может стать обителью добра. Видимо, надо поднажать с бомбежками.

Бельгия была всегда максимально комплиментарна и к обычным мигрантам и к злым. Однако все равно получила серию терактов, которую убого и примитивно сейчас объясняют, в который раз сводя все к ИГИЛ и мести. Когда в следующий раз рванет в Ватикане, в детском приюте, в монастыре, в какой-нибудь Аркадии типа Швейцарии, что еще будет придумано? Любая серьезная аналитика в публичном пространстве отсутствует напрочь, заштампованное сознание массового потребителя требует объяснить все быстро, просто, «без заморочек».

- Что произошло?
- Теракт!
- Вау. А видео с места трагедии уже есть? Очень хотелось бы… да…
- Пожалуйста.
- Вау. Какой ужас. А кто виноват?
- ИГИЛ.
- Вау, ИГИЛ… Ну да, теперь все понятно. Какие мерзавцы. Безобразие.
- Не то слово.
- А еще видео есть?
- Конечно.
- Спасибо. Вау, какой ужас… Погромче сделайте там, а то не слышно криков… Вау… ужас… Вон тот салатик передайте, пожалуйста.

Что им понятно? Что ИГИЛ? И что ИГИЛ? Ничего не понятно, но бредовый ответ всех устраивает. А это значит, что все это будет продолжаться. Вот и премье Бельгии говорит именно о том, что это далеко не конец. https://news.mail.ru/incident/25213703/?frommail=1

В чем проблема? Во-первых, в том, что главного виновника запрещено называть, хотя его все знают. Это США. Именно благодаря США случилась эта трагедия, так же как и десятки других трагедий подобного рода. Именно США полностью виновны в том, что произошло. Отмена Америкой международного права и ставка только на силу, разговоры об «американской исключительности», угрозы, поддержка всех международных бандитов, террористов, насильников, убийц, создание террористических группировок, военные перевороты в «провинившихся» странах с убийствами национальных лидеров и развязыванием войн – все это уже породило трагедию во Франции и еще породит множество других трагедий. Поэтому организаторов и виновных надо искать в посольствах США в Европе. Уверен, что эти поиски не затянутся надолго.

Вместе с этим необходимо, наконец, понять, с чем мы имеем дело, говоря о «международном терроризме», к которому все принято сводить. Уже говорилось (http://boris-yakemenko.livejournal.com/542446.html), что термин «терроризм» сегодня применяется очень широко и прикладывается к самым разным, причем порой противоположным, группам и сообществам. В мировых СМИ террористами именуют и тех, кто воюет против хунты в Новороссии и боевиков ИГИЛ. А вот тех, кто воевал против России во время боевых действий в Чечне, именовали «повстанцами», но никак не террористами. Но дело не только в этих терминологических спекуляциях, хотя «война терминологий» сегодня является важнейшей частью информационной войны.

Дело в том, что нынешний терроризм (в рамках рассматриваемого сюжета будем применять этот термин только к выходцам из ИГИЛ и других радикальных исламских группировок) имеет весьма своеобразную природу, понять которую необходимо. В отличие от терроризма второй половины XIX - начала XX веков, который имел четкую цель и был направлен против конкретных людей, сегодняшний терроризм «бесцелен» в том смысле, что он направлен не на отдельных людей или конкретные группы, а направлен «вообще». Если вспомнить, что современный терроризм нередко объявляют реакцией на внешние международные условия, то тогда его бесцельность, его рефлекторный характер становятся очевидны. Простуда или грипп возникают как реакция на неблагоприятные внешние условия, у них нет задачи уничтожить (победить) человека или навредить ему, а если даже им удается свести человека в могилу, то они гибнут вместе с ним. То есть у них нет цели, а есть процесс, вызванный определенными условиями, процесс, который протекает вяло или активно. И поэтому нельзя победить терроризм, защитив потенциальные жертвы, то есть убрав предполагаемые цели. Во-первых, нельзя убрать и защитить всех. Во-вторых, цели нет, вернее, процесс и есть цель. А значит и борьба должна строиться, исходя из этого положения.

Если встать на эту позицию, то становится ясным, что задача террористов – спровоцировать конфликт, который ни к чему не ведет, не решает никаких задач. Просто конфликт «вообще», лишенный конкретного содержания. Таким образом, решаются сразу две задачи. Первая - под знамена «конфликта вообще» можно собрать максимально большое количество самых разных людей, а вторая – в рамках «конфликта вообще» становятся неважными конкретные поводы, будь то нефть, атом, Коран, Библия или Сирия. То есть конфликт кооптирует любые противоречия, как значимые, так и не значимые и, пропустив через себя, превращает их в политическую энергию, приводящую, в терминологии Г.Бейтсона к «схизмогенезу». Энергию (и это важно понимать), неизбежно меняющую обе противоборствующие стороны.

Поскольку речь зашла о политической энергии… Сегодня политика на Западе почти перестала существовать. Обама, Олланд, Меркель, Берлускони не политики, а либерально-демократические проекты, политтехнологические конструкции, которые почти полностью несамостоятельны в принятии решений. То есть они не производят политику. И все меньше способны на фундаментальные, серьезные решения. В то время как люди получают все больше проблем, политики все меньше могут им помочь, поскольку завязли в корпоративных соглашениях, стали гораздо менее самостоятельны и, соответственно, все меньше могут обещать без риска потом оказаться лжецами. То, что считается сегодня политикой, рождается не в кабинетах, а в ток шоу и обслуживает не конкретных людей, а абстрактные «ценности демократии». Важно учесть еще и замечание З.Баумана, который писал, что сегодня политика и власть впервые разделились и все больше отдаляются друг от друга, а это значит, что политика превратилась в технологию. Однако потребность в политике не просто осталась – она возрастает. И из щели между политикой и властью вырастает тот самый терроризм, который создает политическую энергию, то есть генерирует политику. Такую, какая им (и не только им) понятна. Возможно, именно этот фактор и влечет в ряды террористов постоянное пополнение из Европы. Незыблемый закон конного боя состоит в том, что конницу, несущуюся галопом, можно остановить только конницей, пущенной в галоп. То есть одну политику можно победить только другой, более сильной политикой.

Еще одна проблема. То, что делают террористы, не атрибутировано в понятных категориях. И главная из этих категорий - война. Иными словами, нам необходимо задаться вопросом – то, что они делают, уже война или нет? Хотят они войны или нет? Проблема в том, что само понятие «война» в последние несколько десятков лет оказалось полностью размыто, утратило привычные определительные категории. Все европейские войны первых двух третей ХХ века являлись масштабными, массовыми и именно они создали то представление о войне, которое существует в европейском сознании. Сегодня таких войн нет по определению. «Традиционная» война имела мифологический статус Немезиды, то есть истины в последней инстанции, суда истории, после приговора которого победителей не судили, а побежденные не сопротивлялись. Сегодня невозможно определить ни победителя, ни побежденного, причем формальный победитель своей победой нередко лишь утверждает неправоту и несправедливость. «Традиционную» войну должно желать общество или ведущие общественные группы. В 1914 году 89% европейских и русских интеллектуалов были за войну. Сегодня войны не хотят нигде, ее боятся, так как она разрушит комфорт, к которому полвека шло европейское общество.

Войны теперь не объявляют, в них сползают постепенно, они не имеют традиционного конца с капитуляциями и договорами, соответственно их перестали называть войнами. События в Югославии, Ираке, Афганистане, Ливии именовались как угодно. «Конфликтами», «подавлением», «наведением порядка», «восстановлением демократии», но не «войной». Для того, чтобы одержать верх над террористами, международному сообществу нужно «договориться о терминах». Если эти события начать считать войной, то ей нужно придать понятные контуры. Война всегда ведется между различными политическими субъектами, оформленными в виде государств, и является, как правило, делом всего народа. Как только европейские политики, например, поймут (решат), что это война, тогда станет понятно и что такое «мир», то есть станет ясна цель.

В противном случае будет как в Ираке, куда США вошли, не «договорившись о терминах» и исходя из устаревшего положения о том, что субъектом войны обязательно должно быть государство. В ходе «войны» оказалось, что в Ираке главный противник не государство (режим Хуссейна), а традиционные исламские общины, в результате чего военная стратегия стала проваливаться, конфликт стал перманентным, пришлось на ходу признавать, что религиозный фактор был выпущен из виду, забыть о химическом оружии, которое стало поводом и в конце концов уйти. Если же это не война, то тогда необходимо понять, что это опять же для того, чтобы определить цели, понять, что такое «победа» и каковы ее формы. Если война это, как иногда говорят, «неустранимая возможность», то, отказываясь рассматривать происходящее на Ближнем Востоке как войну, мы должны признать, что возможность становится устранимой и искать средства устранения ее. Наконец, только война (в традиционных категориях) разрешает уничтожать людей, а если все, что происходит, не война, то тогда почему гибнут люди? В любом случае необходимо понимание того, что происходит.
Для понимания терроризма важно рассмотреть его еще под одним углом, под углом борьбы «истории» и «неистории», понимая и то и другое, как состояние, в котором пребывает общество. Сегодняшний Запад (включая США) живет, преимущественно, настоящим и будущим, в то время как Ближний Восток прошлым и настоящим. При этом особенностью развития западного, нетрадиционного, в терминологии К.Леви Стросса условно «горячего» общества является то, что прогресс техники, информационных систем, прав человека и пр. являются факторами, усиливающими ощущения пребывания в будущем и разрыва с историей, с прошлым. Прошлое теряет свою монолитность, перестает быть осевой сущностью, обесценивается, фрагментируется, рассыпается на «хорошее» и «плохое», из фундамента цивилизации становится средством, поводом и предлогом. Не случайно популярны фразы типа «будущее сбывается уже сегодня», «настоящее это нереализованное будущее». В авангарде этих процессов идут США – страна, не имеющая своей истории и потому легко отменяющая чужую.

В традиционных ближневосточных обществах («холодных») информационно-технологический прогресс часто вызывает прямо противоположную реакцию, выражающуюся в стремлении к возрождению традиционных форм прошлого. История становится важнейшей основой консолидации, прошлое идеализируется как точка, где сходятся все начала и концы, все цели и средства. Не случайно отсылки к истории, традиции постоянно звучат в речах ближневосточных лидеров и даже уничтожение памятников и святынь боевиками ИГИЛ есть признание силы истории, война с ней, попытка выйти из нее, преодолеть ее силовое поле, чтобы немедленно создать свою, новую. Иными словами, если мы с террористами живем в одном мире, то это не значит, что мы живем в одном времени. А это, в свою очередь, означает, что исторический фактор должен быть включен в противостояние, необходимо уравняться с ними во времени, в противном случае, прямо по Лао Цзы, ударяющий наполненным (историей) по пустому (внеистории) имеет много шансов одержать победу. Если же победит другая сторона, нельзя забывать слова Унамуно, обращенные к Франко: «Победить – не значит убедить». После победы нужны будут технологии переобучения и переубеждения побежденных, включения их в настоящее и будущее, иначе «повторится все, как встарь» и вновь будут гибнуть люди.

Таким образом, нами были только намечены некоторые вопросы и проблемы, неизбежно встающие перед всеми нами в ходе противостояния террористам. О решении этих проблем и о сущности описанных выше явлений необходимо думать современным историкам, философам, политологам. В противном случае, как писал упоминавшийся выше А.Пятигорский, «недуманье о каких-то вещах имеет своим прямым следствием ослабление, а иногда и прекращение социальных отношений, связанных с этими вещами». Добавим – прекращение в одностороннем порядке. А этого нельзя позволить. Сегодня решается судьба европейской цивилизации.

ВЫРОДКИ

Страшная трагедия в Москве, оказалась, как часто бывает, лакмусовой бумажкой прежде всего для либеральных и заборных СМИ и оппозиции. Крупнейшие каналы повели себя именно так, как надо себя вести всегда в подобных случаях – не говорили ничего. Зато еще раз показали себя такие прекрасные газеты, как рекламный листок проституток МК и навальные.

Рекламный листок проституток имени Гусева очень старался не испортить себе имидж культурой, человечностью и позитивом и это ему удалось. Все увидели окна квартиры «где все произошло», дверь подъезда «где все произошло», полицейских рядом с местом «где все произошло», узнали, что в распоряжении редакции есть «ужасные фотографии» с места «где все произошло». Всегда было интересно, что за выродки все это «ужасное» снимают и фотографируют? Даже если это для следственных действий, то зачем затем это передавать выродкам из МК? Выкладывать фото выродки не стали (пока), но описали словами в деталях то, что на них. «Подробнее о состоянии родителей в ближайшие минуты!!!» «История болезни девочки удалось проследить по соцсетям!!!» Особенно хорошо: «Подробности, от которых сердце сжимается, но мимо которых невозможно пройти!!!!»

Попиариться на трагедии ринулись Навальный с Шаргуновым. Первый накинулся на полицию, медленно, де, работают (он же сам там был и все видел, конечно). Второй, не поверите, «увидел в таком поведении няни влияние ИГИЛ»... От безнадежной, заповедной, стоеросовой тупости этих продажных «несогласных» и графоманов порой охватывает какое-то мистическое отчаяние. Почему не сантехники виноваты? Почему не признаки оранжевой революции он увидел или коррупции? Почему не следы Эболы? Можно хотя бы в эту минуту промолчать, подержать свою дурь и скотство внутри? Или ее так много, что сдержаться невозможно, как при расстройстве желудка – хочешь или не хочешь, а выйдет все равно. Вот и вышла.

Пора огородить здание на улице 1905 года, где сидит главсутенер со своей компанией прочным забором, каким огораживают вольер с зараженным бешенством зверьем, провести дезинфекцию территории, ввести карантин и ждать, пока они не уничтожат друг друга. Ведь эти любители копаться в трагедиях и трупах каждый день оттуда выходят и расползаются по Москве, неся заразу. Пора провести (если удастся, конечно) деидиотизацию Шаргунова, Навального и прочих, причем самыми серьезными методами, так как все слишком запущено. Чтобы все они, включая Гусева, по возможности усвоили одну простую мысль.

Когда такое случается, надо молчать!

Молчать!

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ - 2

Уже тепло…

«Согласно данным опроса ВЦИОМа, в Заксобрание Костровской области пройдут "Единая Россия", "Справедливая Россия", КПРФ и ЛДПР. "Единая Россия" получает 50,8%, "Справедливая Россия" - 14,3%, КПРФ - 13,5%, ЛДПР - 7,3. http://www.interfax.ru/russia/466436 Тем временем оппозиционный Пегас с переломанными ногами и оторванным хвостом летит с ПАРНАСа, набирая, по данным опросов на выходах с избирательных участках, сокрушительные 2,6% (необходимо 5%). Однако им следует утешаться тем, что всегда есть те, кому хуже – например, партия "Против всех" - 1,4%, ПАРЗАС - Партия за Справедливость - 0,5%, Патриоты России - 0,4%, Города России - 0,3%, Зеленые - 0,4%, Демократическая партия России - 0,2%, "Родина" - 0,2%, партия "Свободные граждане" - 0,1%.

Но, собственно, какая разница. Для этих, с Парнаса, главное – движуха. Процесс, а не результат. А движуха есть. «В штабе «Открытой России» сотрудники полиции обнаружили более 500 тысяч рублей. А до этого у координатора «Открытой России» Рябова – два лимона (это помимо того, что растыкано по щелям и не нашли). А еще вроде бы мокрое дело - в одной из квартир жилого дома по улице Депутатской, в которой расположен штаб «Открытой России», якобы произошло кровавое побоище и вроде бы кто-то «умер смертию» «на почве раздачи денег». http://lifenews.ru/news/161462 Это бывает и еще как бывает, как говаривал незабвенный Коровьев.

А представляете, они хотят к власти придти…

Это все равно как Цорионов хотел бы стать Патриархом.

LOL

ПАНИХИДА

(литература по понедельникам)

«… Я люблю служить на кладбищах именно потому, что здесь, у распахнутой могилы, когда расставание соскабливает с души хоть немного накипи, когда не хочется веселиться и пустословить, Воскресший Христос становится ближе нам. Его Воскресение задало масштаб всей Его земной жизни, а сегодня то самое неверие в смерть задает масштаб нашему зыбкому бытию. Не восставший из гроба Христос сразу же превращается в обычного бродячего проповедника, доброго, невинного и странноватого, которых в те годы по дорогам Палестины ходили десятки. Ночевал у друзей, питался милостыней, говорил о Царстве, воздевал руки к небесам, как водится, сложил голову и жаль его по-доброму, как всякого хорошего человека. Но Он, единственный из всех, Воскрес. И Своим Воскресением обернул конец началом, смерть рождением в новую, бесконечную и оттого совсем не страшную жизнь. Не случайно на могилах первохристианских мучеников стоят только дата смерти и надписи «родился о Господе», «она жива!» или что-то подобное. Он превратил жизнь в материнскую утробу, в которой хорошо и спокойно и очень не хочется выходить наружу, но надо. Хотя бы для того, чтобы встретиться с Отцом, о присутствии которого знаешь, хоть никогда прежде не видел Его. Свобода от смерти есть самая великая из всех земных свобод, которые Он дал нам. Если ее нет, то как может человек, измученный страхом кончины, постоянно возвращающийся к ней мыслью, отчаявшийся от безысходности быть по настоящему свободным? Трясущаяся и обмирающая от ужаса приближающегося конца плоть не может полноценно ни творить, ни любить, ни трудиться.

Парадоксально, но большинство людей встречаются с жизнью Церкви только, когда сталкиваются с чьей-то смертью и приходят за гробом в храм. Поэтому неудивительно, что многих пугает Церковь и все, что с ней связано, но эти чисто детские страхи взрослых людей имеют отношение только к ним самим. Они боятся не Церкви, а своего страха перед ней. Они думают, что Церковь стоит у двери с надписью «выход», не замечая, что Церковь есть смерть смерти, что самый строй богослужения, не меняющийся столетиями, являет нам образ вечности. Если бы они заходили в храмы почаще, то, конечно же, видели бы все иначе. Но они не ходят. И поэтому я для них, особенно здесь, на кладбище, которое уже видно вдали, всего лишь секретарь ангела смерти, выполняющий формальности после того, как он сделал главное.

Я подхожу ко гробу в котором лежит пожилая женщина. Вокруг стоят несколько человек. Судя по одежде и машинам, припаркованным неподалеку, большинство из них не ведают нужды и, очевидно, хорошо разбираются в сложных процессах, которыми руководят и в которых участвуют. Но здесь, на кладбище, они совершенно беспомощны, поэтому все молчат и ждут моих указаний. Я здороваюсь, деликатно объясняю, куда и как класть цветы, где должен быть венчик и разрешительная молитва, когда зажигать свечи. Свечи я всегда беру с собой и раздаю присутствующим. Этот простой прием, как ни удивительно, оказывается очень действенным, превращая случайных зрителей похорон в участников, и смягчая неловкую отчужденность, которая всегда есть между священником и людьми, далекими от Церкви. Люди, вне зависимости от достатка и положения, любят, когда получают чего-нибудь просто так, даром. Поэтому самое большое количество народа собирается на службы, во время которых чего-нибудь дают. Святую воду на Крещение, яблоки на Преображение, вербы на праздник Входа Господня. И дело здесь вовсе не в том, что в каждом, под спудом достатка и независимости, глубоко сидит иждивенец или любитель чужих рук, сгребающих для него жар. Просто все помнят, что в жизни самое главное держится не на деньгах, а на том, что человек дает или получает как дар. Любовь, дружбу, самопожертвование, заботу. То есть все то, что дает человеку Господь, ведь в Царствии Божием нет ни денег ни долговых расписок. И свеча, оплаченная чувством, лучше, чем свеча, оплаченная деньгами. Подарок от покупки отличается ровно на ту сумму, которая заплачена. И я рад, что человечество даже в наш потребительский, сделочный век, стремится не сдаваться деньгам полностью. Любая скидка в магазине это не только коммерческий расчет, но и стремление внести хоть немного подарка в покупку, хоть немного преодолеть пропасть, которую проложили между людьми банковские счета.

Все зажигают свечи, я раздуваю кадило и начинаю отпевание. Служу я наизусть и поэтому вижу и гроб и стоящих вокруг. Пришедшие проводить усопшего в последний путь, за небольшим исключением, люди нецерковные и поэтому не понимают и не хотят понять то, что я пою или читаю. Так человек не интересуется, как расположены бороздки на ключе, достаточно, если ключ открывает замок. Для этих людей точно так же вполне хватает просто ритуала, который они воспринимают магически, как поворот щеколды у двери в иной мир и соглашаются с тем, что я делаю, просто потому, что так принято. Однако я все равно стараюсь, чтобы хотя бы что-то дошло до их сознания. Евангелие всегда читаю на русском языке и все молитвы и стихиры произношу и пою четко, чтобы была слышна каждая фраза. Ведь никто не знает, в каком углу памяти завалится маленькое зернышко евангельского слова и когда оно даст росток.

Пропета «Вечная память». Я посыпаю землей покойную и обращаюсь к стоящим вокруг, призывая молиться, а не скорбеть, иногда приходить в храм и хотя бы подавать записки. В общем, помнить. Затем отхожу в сторону и уступаю место могильщикам, которые не изменились со времен шекспировских гробокопателей и по-прежнему цинично снисходительны к чужому горю и трогательно внимательны к своему достатку. Крышку закрывают и я слышу стук молотков. Никто не плачет, все ведут себя так, как ведут себя люди, завершающие неприятное, но необходимое дело, которым надо иногда заниматься хотя бы для того, чтобы считать себя человеком, способным пойти против желания всегда делать лишь то, что нравится. Я смотрю на гроб, опускающийся в могилу, окружающих ее людей, нерешительно берущих горстями землю и бросающих вниз, вижу, как они отряхивают руки, слышу стук комьев по крышке и думаю. Пройдет сто лет и ни одного человека из стоящих здесь, идущих мимо, едущих сейчас в метро, сидящих по домам, не будет. Миром будут владеть совершенно другие люди, они будут радоваться небу и восхищаться звездами, страстно любить, творить, воевать, жить … А от нас останется память, как клочок выцветших обоев на стене покинутой комнаты. Пожелтевшие бледные фото, пахнущие старостью книги, вещи - «он любил эту чашку», «она очень дорожила этим кольцом», «как жаль» - и воспоминания дряхлых стариков, которые когда-то были детьми и застали нас на закате, в дверях. И если бы каждый из тех, кто стоит сейчас здесь, всерьез задумался над этим, представил себе эту картину, то с побелевшими лицами, отчаянно крича, они бросились бы в разные стороны, спасаясь от жуткого призрака смерти, несущегося за ними по пятам.

Но они, тихо переговариваясь, равнодушно смотрят, как полуголые могильщики лопатами сталкивают в яму землю. Неподалеку два человека раскладывают неустойчивый походный стол, на который женщины начинают носить из багажника машины пластиковые тарелки, вилки, стаканы, ставят бутылки, кладут закуску. Сейчас они будут есть и пить, быстро утрачивая поминальное настроение, которого обычно хватает ровно до фразы: «вон тот салатик передайте, пожалуйста». Почему же, видя смерть своими глазами, они не боятся? Почему живут так, словно смерть не имеет никакого отношения к жизни? Только потому, что каждый из них не верит в нее, в то, что можно умереть навсегда, насовсем, исчезнуть, деться куда-то отсюда, из этого мира. Господь дал людям веру в жизнь и неверие в смерть и это неверие в возможность величайшего и беспощаднейшего из зол, единственное благое и светлое неверие, носим в себе все мы.

Тысячелетиями люди искали Бога, человека, силу, которая избавит их от вечного страха перед смертью, от безысходности, разрушающей самые дерзкие планы, обессмысливающей любые, самые высокие порывы, самые искренние чувства. Избавит их от страшного вируса смерти, который, рождаясь, они приносят в мир и беспрерывно сами порождают смерть, которая отчаянно борется с жизнью и, в конце концов, неизбежно побеждает. Все нехристианские религии мучились этим вопросом, но, решая его, они шли стороной, перескакивали, вовсе отрицали его. Миллионы людей чувствовали сердцем, что только тот, кто уничтожит полностью и окончательно это зло, будет Всемогущим Богом. Пришел Христос и смерть из темной, черной пропасти, тысячелетиями поглощавшей людей, стала всего лишь дверью из одного мира в другой. И эту дверь Он отворил своим Воскресением.

Очнувшись от своих мыслей, я вижу, что могила уже засыпана и в свежий холмик воткнут деревянный крест с дешевым позолоченным распятием. Могильщики уходят, несколько человек устанавливают искусственные венки и раскладывают на могиле цветы, а остальные собираются вокруг столика и зовут меня. Вытряхиваю кадило под крест, убираю все в сумку и подхожу к столику. Я не люблю современные тризны, все эти одноразовые пластиковые стаканы, ложки и вилки, которые как то по-особенному дешево и пошло смотрятся у свежей могилы. Но дело не только в этом. Присутствие священника сковывает людей, я это знаю и вижу, поскольку говорить о делах при мне им не позволяет воспитание, а говорить со мной им не о чем. Наверное, они могли бы рассказать много интересного про их жизнь, про то, как они видят и меня и Церковь и Бога, а я бы охотно послушал. Но они молчат, переминаются, я их стесняю, а они стесняются меня и поэтому, выпив стакан сока и взяв какой-то бутерброд, я прощаюсь и иду к выходу».

Из повести «Духов день». М., 2014.

ТРАГЕДИЯ НАРОДА

27 числа около 20 000 человек пришли в Москве на Поклонную году на акцию скорби по убитым в Донецке мирным жителям и ополченцам, которых уже насчитывают несколько сотен (http://www.ntv.ru/novosti/1224519/). Организаторами акции скорби выступили Национальная родительская ассоциация и организация «Матери России». Выступающие отметили, что ни одна из международных организаций, в которую обращались российские общественники по поводу трагедии в Одессе, когда люди заживо сгорели в Доме профсоюзов, так и не выступила с осуждением этой трагедии. Скорее всего, «не заметят» и массовые расстрелы хунтой мирных жителей под Донецком.

В связи с произошедшей трагедией несколько наблюдений.

Оппозиции, как всегда, не было. Она была отвлечена на вранье в Интернете про оплаченных посетителей акции. Тема не сказать, чтобы старая, а совсем пыльная, антикварная, родоначальником ее был персонаж с графской, альковной фамилией Пьяных, который еще 14 лет назад начал врать про 50 рублей за приход на акцию «Идущих вместе». Сколько с тех пор оригинальных мыслей на тему массовых акций пронеслось в голове у Пьяных… Вероятно, не более двух-трех. А темка жива, время от времени ее даже вытаскивают на свежий воздух подышать полной грудью. На ладан. Но, в целом, если эти люди не приходят на такие акции, то совершенно непонятно, как они собираются жить среди нас, тем более, что мы среди них жить уже давно перестали. Но это их проблемы.

Дальше необходимо отметить уникальность хунты шоколадного зайца Порошенко. Уникальность эта примечательна тем, что хунта ухитрилась возвратить в обиход европейского цивилизованного человека те вещи, за которые погибли несколько десятков миллионов человек в годы Второй Мировой войны, те вещи, которые были осуждены на Нюрнбергском процессе и, казалось, никогда больше не вернутся. Однако, как видим, это не так. Впервые за последние 70 лет в Европе убивают мирных людей, женщин, стариков и детей «за свободу», то есть за то, что они не хотят подчиняться вражескому марионеточному правительству и стремятся остаться свободными. Впервые с трагедии Бабьего Яра находят захоронения мирных граждан, среди которых беременные женщины, захоронения, торопливо засыпанные и притоптанные, захоронения не преступников и не военных. Обычных русских и украинцев. Так и хотелось продолжить «впервые с Нюрнбергского процесса на скамью подсудимых на международном Московском процессе сели…», но, думаю, к 70-летнему юбилею процесса этот пробел будет восполнен.

Кто убивал? Нет и не может быть сомнения, что убивали наемники, которых воюет у хунты немало. Свои, тем более срочники, вряд ли бы смогли сделать это. Кстати, истинных виновников сможет легко определить и непрофессионал по следующему показателю. Прежде всего, если "Эхо Москвы" пытается отмыть хунту, то преступники точно оттуда, из хунты, этот алгоритм проверен. Кроме того, если после начала расследования нет истерики в западных СМИ, кровавых рук Путина на обложках, красных звезд на буденновках, расстрельных автоматов ППШ и маузеров с дарственными надписями "товарищу Сухову комбриг М.Н.Ковун", то виноваты каратели хунты и только они. Это хорошо изучено по истории с самолетом. До расследования трагедии вся Европа (с подачи США) кляла Россию и лично Путина и открыто обвиняла ее и его в гибели самолета. Однако стоило появиться первым результатам расследования и вся западная пресса вдруг оказалась поражена амнезией, углубилась под одеяла гламурным звездам, полностью забыв о гибели почти трехсот человек. Что же случилось? Только лишь то, что результаты расследования не в пользу Порошенко и его кураторов. Тогда скорее забыть, скорее. Осталось пустить по улицам западных городов людей с хрестоматийными криками "не смейте помнить безумного Порошенко, сбившего из желания услужить хозяевам гражданский самолет" и все будет в порядке. Вот и с трагедией под Донецком такая же история. А это значит только одно... Да-да, то самое и значит.

Помимо этого, на наших глазах произошедшая беспрецедентная трагедия, в которой США виноваты так же, как если бы Обама и Керри лично притаскивали за волосы, расстреливали и закапывали каждого погибшего, оказалась страшным индикатором и диагнозом уже не для США (с ними все ясно, они не лечатся), а для всего европейского общества. США в Европе развязали войну, заткнули глотки всем европейским СМИ и европейским лидерам (где деньгами, где угрозами, где шантажом) и те согласились, что сегодня, именно сегодня, а не в V веке, когда был Атилла, не в 1220-е годы, когда монголы пошли в Европу, не в 1453 году, когда погибал от турок Константинополь, а в 2014 году от Рождества Христова, в века пара, электричества и информационных технологий, после того, как уже был пепел Клааса, Хатынь, Собибор, Треблинка, Бабий Яр и многое другое, в Европе можно уничтожать беззащитных людей, стрелять в затылки женщинам и сталкивать их в ямы. Ушли в прошлое многотысячные антивоенные демонстрации в столицах западных стран, ничего не застревает по вечерам в горле у миллионов французов, немцев, англичан, итальянцев, испанцев. Пережить бы кризис, выплатить бы кредит за дом, купить бы пирог к Рождеству, поспеть бы на распродажу… Какой там Юго-Восток, какие там женщины и дети… Пусть начальство и помойное, блудливое, невнятное, со вчерашними лицами, но этим лицам видней. А мы «петушком, петушком за дрожками…»

Когда тысячи людей в Москве приходят, чтобы почтить память погибших за тысячи километров в Донецке, это значит «нас убивают». Как говорила главный персонаж повести Б.Григорьева «Тонька» (все, что там описано, очень похоже на то, что сейчас происходит на Украине) «как мы заставим их из памяти уйти, не глядеть нам в глаза по ночам, когда горько, плохо, безвыходно, когда жизнь над тобою дождем плачет, как над покойником? Антона, Ивана Александровича, Серегу, Наську? А? Как? Я сердце свое все по кусочку, по ломтику им раздала. Я же с ними сейчас под этими кирпичами, в этих дворах лежу. И как мне выбраться из-под них, как?» Там убивают НАС. Европейцев. Или, более научно, восточных славян. И люди идут потому, что, как писал Г.Померанц "Больно за родное. За чужое не больно". А когда Европа молчит, спасая свой квартирошный, трусоватый, кредитный покой, это значит только одно – «ИХ убивают там». "За чужое не больно". Не нас, а их. Других. Не европейцев. Дикарей. Которые все оптом там (как здесь для Латыниной, Быкова и Лимонова) быдло, «анчоусы», «чернь», туземцы, а оттого их можно убивать до тех пор, пока они не кончатся, ведь тогда и наступит покой.

Диагноз… Даже, можно сказать, эпикриз. Утраченная способность видеть будущее стереоскопически, объемно, далеко вперед, абсолютно лишила их, этих молчунов, возможности понимать, что все равно им никуда не деться. Полицаи в Бабьем Яру, которые помогали раздевать и расстреливать евреев, думали, что им зачтется, ведь они-то свои, их признали, они служат и слушаются. Через несколько лет, когда хозяевам пришла пора смываться, полицаев постреляли и развесили, обернув заслуги преступлениями. Кого-то отступающие (чтобы не выдали), кого-то наступающие (за то, что служили и слушались), но конец был один. Если сегодня Европа думает, что она для США «своя» - она ошибается. Своим доверяют, а не слушают у них телефоны и не ломают почтовые ящики. Своим не выкручивают рук. У США нет своих, они исключительны, как открыто всем нам сказал Обама. Дитятки, которым в свое время было отказано от европейского дома, поселились на отшибе, возмужали, обнаглели и вернулись в дом за родительской пенсией, а заодно и отомстить за свою греховодную юность. И, кстати, и натравить стариков на соседей. Глядишь, поубивают друг-друга – все нам достанется. А Европа все думает: «может, одумаются? Может, отстанут? Мы же ничего не сделали. Мы ничего не видели. Мы ничего не сказали». Не понимают, что именно это и будет им «и в суд и в осуждение», а не «в жизнь вечную».