?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: религия

ИСТОРИЯ ОДНОГО ЗАБЛУЖДЕНИЯ
boris_yakemenko
Сегодня Пасха. А что за Пасха без пасхальных яиц? Считается, что шоколадные яйца с сюрпризом придумал в 1972 году швейцарский дизайнер Генри Рот, а потом итальянская компания Fеrrеrо запустила их в производство под названием «Киндер сюрприз". Эта версия известна по всему миру.

На самом деле московская кондитерская фабрика Иоганна Динга выпускала их еще в 1910-х годах. Назывались они "Пасхальные шоколадные яйца с сюрпризом. Новый сорт". Каждое яйцо имело номер, всего было более 30 размеров яиц. Самые большие были огромные, более 30 сантиметров в высоту. Внутри были сюрпризы - фарфоровые фигурки, развивающие игры и картинки. Некоторые сюрпризы складывались в серии и, собрав серию, можно было вернуть ее в магазин и бесплатно получить яйцо. Существовал и каталог яиц, по которому легко было выбрать то, что нравится. До сих пор ни фирма Ferrero, ни любая другая фирма не приблизились к тому, что делала Российская дореволюционная кондитерская фабрика.





ДВЕНАДЦАТЬ ВОПРОСОВ К РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
boris_yakemenko

Вышла книжка «12 вопросов к Русской Православной Церкви», которую мы с коллегами из «Православного корпуса веры» собирали около года назад. В нее вошли 12 наиболее часто встречающихся в общественном пространстве вопросов к Церкви ( Почему в Церкви нет демократии? Зачем церковь лезет в политику? Почему Церковь не высказывается по ключевым проблемам российского общества? Почему Церковь говорит о религиозном подъеме? Почему люди называют себя православными, верующими, а при этом не знают молитв и почти не открывали Евангелие? Почему Церковь всегда сотрудничает с государством, ведь она отделена от государства? Не приводит ли сотрудничество Церкви и государства к клерикализации государства и его институтов? 8. Почему Церковь так слабо проявляет себя в вопросах международной политики, когда речь идёт о защите интересов нашей страны? Почему в храмах определенные цены на товары и услуги? Откуда у Церкви деньги? Почему духовенство ездит на дорогих машинах, имеет дома и вообще живет богато — ведь Христос это запрещал? Почему Церковь стоит на позиции возведения новых храмов, в то время как много не восстановленных старых?)

Вопросы, собранные в книжке, слышал каждый человек, который читает газеты и смотрит новости в Интернете. Вопросы эти из числа условно «вечных» и, сколько бы ни было на них ответов, эти вопросы вновь и вновь извлекаются из запасников в сезонные периоды антицерковных обострений. Здесь важно помнить, что задают их люди не церковные, а напротив, настроенные к Церкви критически именно потому, что так настроены их любимые СМИ, формирующие картину мира. Поэтому все богатство двухтысячелетней жизни Церкви сводится для них к часам Патриарха, ценам на свечки, прачечной в комплексе «храм Христа Спасителя», марке машины священника, Киркорову на амвоне. Все. Здесь нет и никогда не было места «Таинству жизни со Христом, таинству единства со Христом… возможности не просто умственно веровать во Христа и в Бога Отца, а возможность вступить с Господом в единение», как говорил священник Михаил Пархоменко.

Кроме того, то, что приведено выше, это не совсем вопросы. Именно поэтому ответов дано было много, а количество скептиков не уменьшается. Это облеченные в форму вопросов поводы не ходить в храмы и не быть в Церкви. «Я не пойду в храм, потому что у Патриарха часы» - говорят эти люди. Разумеется, те, кто это заявляет, никогда в нее и не ходили. Просто все время придумывались новые оправдания. Уже были злые старухи. Уже было тесно на службе. Уже было непонятно, что поют и читают. Уже было длинно и долго. Уже было «золото и роскошь иконостасов и киотов, когда народ голодает». Уже были «мерседесы». Вот часы Патриарха твердо преграждают вход в храм, даже если этот храм в отдаленном уголке глухого монастырька за Уралом. Если такова сила только часов Патриарха, то он сам, наверное, может горы переставлять и останавливать солнце, как Иисус Навин, и, наверное, с ним не стоит ссориться. А снимет Патриарх часы – ботинки окажутся не те. А с другой стороны, пусть интернет-критики будут последовательны. Главврач больницы ездит на «Landcruiser Prada», живет в собственном доме, а у главмедсестры сумка «Gucci» и туфли «Christian Louboutin» - не нужно ходить туда лечиться. Лучше погибнуть, а не ложиться на операцию. Не поощрять. Проклясть. Это будет справедливо.
Но ведь не умрут… Пойдут и добавят на «Gucci».

Еще одна важная деталь. Если для человека эти вопросы, как говорилось выше, всего лишь повод, то на них нет правильного, убедительного ответа. Нет той позиции, на которую надо встать Церкви и духовенству, чтобы понравиться «критикам Церкви», ибо этой позиции просто не оставлено. Будет Церковь молчать – скажут: «тут у нас проблемы, все волнуются, а Церковь сидит, как воды в рот набрала». Выходит Церковь с комментариями, оценивает, предлагает, тут же раздается: «ну, куда лезет Церковь? Зачем суется в политику, экономику, социальную сферу, школу? Ее дело – хосписы, бомжи, старухи, свечки». Любой интернет-обитатель без лица и имени, любой «захожанин», бывающий в храме только два раза в жизни - на собственных крестинах и похоронах - категорично распоряжается: «Церковь, делай это», «Церковь, подай то». «Ребенка крестить. Срочно». «Вы знаете, надо бы с родителями катехизическую беседу предварительно…» «Не надо! Крестить! Быстро! Не рассуждать! Почему цены такие высокие? Совершилось кощунство в храме Христа Спасителя и тут же мы слышим: «Простить! Простить немедленно!» «Но они оскорбили чувства верую…». «Никто никого не оскорблял! Никаких чувств верующих нет!» «Но они не просят прощения». «Все равно! Простить и выпустить! Быстро!»

А теперь главный вопрос - есть ли к Церкви претензии. Как Дому Божию? Нет. А к духовенству, как к тайносовершителям? Нет. А ведь это главное.

Но если это не вопросы, а их авторы не слышат аргументов, тогда зачем на них отвечать? Отвечать в любом случае нужно. Но не тем, о ком сказано выше, ибо они не слышат. А тем, для кого эти вопросы действительно могут показаться вопросами, кто нуждается в понимании тех внешних, видимых всем, процессов, которые сегодня происходят в Церкви. Кого смущают эти проблемы. Отвечать нужно для того, чтобы не отвечали те же самые «критики» Церкви.

Ответы на эти вопросы давали более десяти священников, монахов, игуменов, а также светские специалисты из самых разных регионов – от Москвы до Сахалина. Для того, чтобы не возникало претензий к конкретным людям, давшим ответы, мы решили ответы разных людей на одинаковые вопросы объединить и сделать общий блок-ответ на каждый вопрос.

Книжка будет представлена участникам Миссионерской конференции «Миссия прихода - 2016» 26 мая нынешнего года http://infomissia.ru/2016/05/20/ezhegodnaya-missionerskaya-konferenciya-missiya-prixoda-2016/

КАМПАНИЯ ПРОТИВ ОТЦА АНДРЕЯ ТКАЧЕВА
boris_yakemenko
Рекламный листок проституток имени Гусева, выходящий под странным названием «Московский Комсомолец» (комсомола 25 лет уже нет), отработав любимую тему погибшего ребенка, раздувает очередной антицерковный скандал. Это специфика листка. в нем всегда находили приют самые отвратительные антицерковные персонажи, среди которых первый это Бычков, "лжец и сумасшедший доносчик". Ниже можно видеть, как он берет деньга за заказные статьи против Церкви.

Эпизод начинается с 2.40, но там все хороши
И вообще если кто-то хотел оклеветать Церковь или отдельных ее представителей, надо было идти к главному сутенеру и можно было всегда договориться, особенно, как видим, если были средства.

Теперь новая тема – вынули закрытый (!) разговор известного священника Андрея Ткачева, разговор, случившийся еще шесть лет назад (!) и начали мусолить (http://www.mk.ru/social/2016/03/02/nuzhno-zhenshhinu-lomat-ob-koleno-protoierey-tkachev-obyasnil-svoyu-skandalnuyu-rech.html). Плохо, де, говорил о женщинах. Вот рекламировать годами, как говорит Гусев «из принципа», проституток и публичные дома это хорошо. Это правильно. А Ткачев, еще раз подчеркнем, в частном разговоре (!), не предназначавшемся для посторонних, что-то там сказал - это плохо.

Поддерживает Андрея Ткачева священник Шевченко, против Ткачева священник Пикалев. Как говорят в Одессе «оба хуже». Что один, что второй давно известны в Интернет-кругах, как крайне одиозные персонажи и если «критика» можно не слушать, то от «защитника» надо бы осторожно посторониться – не стало бы хуже. Странно, что не влез в эту историю еще один такой же достойный типаж – Пелин. Думаю, просто запоздал. Разумеется, заохали «завсегдатаи православного форума». "Ах, Боже мой, он карбонари". Что за специфическая публика на этих форумах, объяснять не надо. Кто был – тот знает.

Почему рекламный листок проституток, вкупе с остальными «ревнителями древлего благочестия» начал раздувать эту историю. Священник Андрей Ткачев сегодня один из самых ярких и заметных проповедников и миссионеров. Он служил во Львове – в одном из самых тяжелых для проповеди Православия городов, однако стал там широко известен. Возглавлял миссионерский отдел Киевской епархии и был вынужден уехать с Украины, поскольку, не стесняясь, давал оценки Майдану и хунте. Сегодня он служит в столичном храме Воскресения Словущего. Он телеведущий, автор множества ярких, убедительных книг.

Однако сегодня это совсем не нужно. Мало того, даже опасно. Серьезная, активная миссионерская работа в Церкви практически не существует, что касается известных ранее миссионеров, то «иных уж нет, а те далече». Никто не хочет рисковать, все боятся «сказать что то не то». Как требовал некогда один известный церковный чин от «Православного корпуса веры» «надо работать так, чтобы в Интернете писали только хорошо»… Но так невозможно. Острота, спорность, актуальность – непременные сопровождающие настоящей миссионерской работы. При этом работа, разумеется, не должна состоять только из остроты, спорности и актуальности, иначе проснутся энтеогены. И вот появился недавно отец Андрей, который именно так всегда и выступал и говорил и действовал – порой резко, жестко, радикально. «Я - человек нервный, страшный, грешный, - говорит он, - могу быть эмоциональным. Я - не Чемберлен и не лорд Дизраэли. У меня нет задачи дипломатично, мягко обходить острые углы. Если я говорю с теми, кого хорошо знаю, то говорю прямым текстом».

А это сегодня не нужно. Прямым текстом? Боже упаси. Опасно. Лучше кривым. Или никаким. Если хотите что-то сказать, лучше молчите. Как бы чего не вышло. Даже в разговоре между своими надо выбирать выражения, осторожничать, деликатничать. Этим ревнителям православия в саперы бы пойти – цены бы им не было. Именно поэтому началась кампания против отца Андрея за слова, сказанные частным образом, кампания, почти наверняка заказная, раз ввязался Гусев. Лишнее доказательство – слова Пикалева «О существовании записи я знал давно». Но начал то почему-то только сейчас. Притянули даже безумную Арбатову, которая стала грозить Уголовным кодексом, говорить о «преступных заявлениях» – все годится. Зачем вылез? Сидел бы у себя в Киеве! Спланированную провокацию подтверждает и сам отец Андрей «Я думаю, что эту диктофонную запись не случайно достали из нафталина, подняли по щелчку информационный бум. Есть некий заказ, чувствуется спрограммированная работа. И это делают отнюдь не борцы за женскую честь. По части женской чести придите и схлестнемся. Потому что мы, священники, только тем и занимаемся, что защищаем женскую честь, мужскую честь, девичью честь, честь ребенка, честь семьи. Это наша ежедневная работа. Не думайте, что они нашли врага семьи. Боже сохрани, это был частный разговор… Это вытащенная из контекста речь».

«Я думаю, что не совсем корректно выносить это на общий суд и всеобщее обсуждение, - говорит заместитель председателя Синодального отдела по взаимодействию церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе. — В любом случае это было сказано для какого-то узкого круга лиц. Мало ли что кто на кухне сказал. Это частная беседа, частная запись». Именно. Но какая разница, когда нужно дискредитировать и унизить одного из лучших современных проповедников и миссионеров. Не надо высовываться. Ничего не нужно делать. Ибо в неделании, невысовывании, неговорении, нереагировании и состоит, по мнению «ревнителей» настоящее миссионерство, настоящая проповедь должна быть никому и ни о чем.

НЕИЗВЕСТНЫЕ ФОТО СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА НИКОЛАЯ (РОЗОВА)
boris_yakemenko
В частном архиве удалось обнаружить ранее неизвестные фотографии священномученика Николая Розова, брата знаменитого, легендарного «великого архидьякона» Константина Розова.

Отец Николай - учащийся семинарии. 1894 год.

Дарственная надпись на обороте фото, посвященная брату Константину ("великому архидьякону") и его супруге.

Священномученик Николай родился в 1877 года в Симбирской губернии. В 1898 году окончил Симбирскую Духовную семинарию и женился на дочери священника Ольге, выпускнице епархиального училища в Симбирске. На обнаруженном фото впервые можно увидеть ее и ребенка отца Николая. Впоследствии Ольга разделила с мужем тяготы гонения и ссылки.

Священномученик Николай с супругой Ольгой и ребенком. 1902 год.

Дарственная надпись на обороте фото, посвященная брату Константину ("великому архидьякону") и его супруге.

В 1904 году он в соборе города Симбирска был рукоположен во священника, через два года переехал в Санкт-Петербург и поступил в Духовную академию, которую он окончил в 1910 году со званием кандидата богословия, после чего стал преподавать Закон Божий в Еленинском институте. С 1918 по 1935 год служил в селе Григорове (неподалеку от Алатыря), селе Коноклейки в Мордовии, в селе Купчино в пригороде Петрограда, в храме греческой, что на Лиговском проспекте, церкви Колхитис, в Никольском храме на Охтинском кладбище.

Священномученик Николай. Фото начала ХХ столетия

В 1935 году отец Николай был арестован и выслан «как социально опасный элемент» на пять лет в Уфу вместе с женой. Там отец Николай работал переплетчиком. В 1937 году вновь арестован и 5 марта 1938 расстрелян и погребен в общей безвестной могиле. (по материалам http://pstgu.ru/news/martir/2014/03/05/51466/)

ОБЛИЧИТЕЛЬ
boris_yakemenko
Окончательно сошедший с осей от того, что не дали митрополитство, не выбрали в Общественную палату (ах, как он просил об этом в свое время), что выгнали, что теперь стало мало денег (а это очень важно) и славы (не менее важно), безумный Кураев попался на подставе. Как обычно, ухватил любимую им «анонимную историю» про очередного гомосека в церкви, а она оказалась придуманной. Примечательно, что соучастником этой грязи. Как всегда. оказалась подоночная вражеская «Новая газета» (когда же, наконец, она закроется, а Муратов вместе со всеми подельниками окажется надолго за решеткой?).

«Во время будничной дискуссии в «Живом Журнале» протоиерея Димитрия Струева из Липецкой епархии о том, правдивы или нет обвинения Кураева в адрес священноначалия Русской православной церкви (http://presviter-ds.livejournal.com/167629.html), неожиданно выяснилось: основанная на полученных от протодиакона письмах публикация «Новой газеты» от 4 февраля 2014 года не соответствует ни действительности, ни представлениям об этике. В материале Масюк широко цитировались откровения лиц, близко знавших правящего архиерея Сыктывкарской и Воркутинской епархии епископа Питирима (Волочкова). Среди прочего, цитировалось и полученное Масюк от Кураева письмо, из которого недвусмысленно следовал вывод о гомосексуализме самого епископа Питирима, а также епархиального секретаря архимандрита Филиппа (дальше цитата, которую не будем приводить, чтобы не окураевиться. Прим. Б.Я.) Протоиерей Димитрий Струев сообщил, что один из его знакомых «эксперимента ради написал вымышленную гомо-историю про некоего архиерея» и отправил ее протодиакону Андрею Кураеву для «тестирования кураевской разборчивости». «Вброс был отцом Андреем не выложен в блогах, а передан журналистке, которая и опубликовала его в „Новой газете“», — пояснил Струев.

В комментариях к записи протоиерея Кураев назвал эти сведения анонимкой. В ответ один из комментаторов указал Кураеву на то, что в опубликованный «Новой газетой» фрагмент письма встроен акротекст «Кураев врет нам». Эту фразу без труда можно прочитать по первым буквам каждого слова через одно, начиная со слов «как следовало ублажать». Тогда Кураев заявил, что «про Питирима есть немало иных рассказов», в своем блоге в «Живом Журнале» он этот текст не размещал, а «долг проверки лежит на публикаторе, а не на почтальоне».

«В данном случае вы такой же публикатор, как и Масюк. Это не ее материал и источник, а ваш, что она прямо и указала, чтобы разделить ответственность. Возможно, с юридической стороны дела в данном случае вы и не подсудны по клевете, но с моральной, да и просто с точки зрения здравого смысла, вы виноваты на 100%. Это ясно как белый день. Было бы интересно узнать, какая доля ваших „сведений“ была получена аналогичным образом и скольких людей в результате такого отношения к источникам вы оболгали», — заметили протодиакону в комментариях.

На последнее замечание Андрей Кураев предпочел ничего не отвечать, но от Струева потребовал отредактировать запись в его блоге и обвинил самого протоиерея в «распространении анонимок»».
http://www.ridus.ru/news/202487

Это должно было случиться рано или поздно. Мало того, это случится еще не раз. Кураев, которого уязвленное честолюбие, жажда денег и самовлюбленность довели до безумия, теперь имеет одну, главную задачу – остаться в телевизоре и лентах новостей. Для этого отключены вообще все ограничители, под одну критическую гребенку он чешет всех подряд - отцов Всеволода Чаплина, Дмитрия Смирнова, Анатолия Чибрика, Даниила Сысоева (не то говорят и говорили), князя Владимира (не так призывал киевлян ко крещению), патриарха Кирилла (не так себя ведет), монахов (не так живут), защитников Троице-Сергиевой лавры в XVII веке (не так защищали), олимпийский огонь (не тем, кем нужно, зажжен), Благодатный огонь (не так горит), Дары Волхвов (не Кураеву принесли) и т.д.

О некоторых причинах духовной катастрофы Кураева говорить уже приходилось (http://boris-yakemenko.livejournal.com/404283.html, http://boris-yakemenko.livejournal.com/401021.html), но, оказалось, что все намного хуже. Все меньше надежд, что он остановится сам, все больше перспектив присоединиться к расстригам Александру Осипову, Спасскому, Дарманскому, Денисенко, Якунину. Но он этого не видит. Главное – внимание фриков на «Эхе Москвы», пошляки и пакостники из френдленты, охотно подхватывающие все «разоблачения», сладострастники-«журналисты» с «Дождя». Интриги в духе «20 чемоданов компромата», намеки и недомолвки - «фамилии знаю, но не скажу», «цифры известны, но не вам», «открыто еще далеко не все» - пока еще способны хоть кого-то привлечь. А значит, все это дешевое шоу еще какое-то время будет продолжаться, пока не произойдет окончательное падение.

Жаль.

МЕРКНУЩИЙ СВЕТ С ВОСТОКА
boris_yakemenko
В свете последних событий вокруг Сирии неожиданную актуальность вновь обрела моя статья более чем годичной давности. Написана она была в связи с поездкой участников «Православного корпуса веры» и других направлений проекта «Сеть» из 10 городов России в Сирию устроить сирийским детям русский, православный Новый Год. Участники миссии (а иначе ее не назовешь) привезли сирийским детям тысячи мягких игрушек, сотни килограммов конфет и сладостей, сувениры и елки. Под лозунгом «Елки вместо бомб, праздник вместо войны» в школах и на улицах Дамаска прошли акции. Несколько дней в госпиталях и школах, на улицах и храмах, ребята из России готовили праздничные русские блюда, дарили подарки, украшали елки русскими игрушками. Эту поездку упорно не хотели замечать СМИ как светские, так и, что важно, церковные – Сирия тогда была «не в тренде». http://boris-yakemenko.livejournal.com/2015/09/11/ Сегодня, когда «тренд» возник, очень многие положения статьи кажутся еще более актуальными, потому что многие изменилось к худшему за прошедший год.

В качестве введения к статье о судьбе современного ближневосточного христианства следует обратиться к мнению американского ученого и стратега Э.Люттвака. Он дал интервью, в котором изложил свою позицию по событиям вокруг Сирии. Интервью весьма интересно, но нас в данном случае интересует лишь один рассматриваемый аспект – положение христиан в Сирии (и не только в Сирии) в связи с происходящими там сегодня событиями.

«Я думаю, на сегодняшний день всем уже должно быть понятно, что происходящее в Сирии - это борьба с режимом, состоящим из меньшинств - христианского, исмаилитского, друзского и доминирующего нусайритского… Тысячи повстанческих группировок, и, в общем-то, все они — сунниты, которые против христиан, против евреев, против вообще всех. Среди этих суннитов довольно много салафитов — эти люди готовы убивать христиан и менее радикальных мусульман. А среди салафитов есть группа поменьше — джихадисты. Среди сторонников джихада есть те, кто в случае победы хотел бы сделать Сирию центром для джихада против Европы. Они так и говорят, что хотят дойти до Рима» (Э.Люттвак. Отношения между Россией и США важнее Сирии. http://rusplt.ru/world/Luttwak.html). То есть становится очевидным, что в случае начала войны и крушения или резкого ослабления власти Асада (а пока, чтобы там ни было, Асад продолжает удерживать ситуацию под контролем), жертвами политического конфликта станут, прежде всего, христиане. То есть конфликт политический неизбежно станет конфликтом религиозным и приведет к новой волне гонений на христиан. Подтверждением этому является вся логика событий, следовавших за войнами и переворотами, устроенными США на Ближнем Востоке.

Напомним, что после захвата и разорения американцами Ирака в течение года после начала оккупации каждый десятый христианин покинул Ирак (к началу войны в Ираке жило, по разным оценкам, 1-1,5 млн христиан (примерно 5 процентов населения)). Сегодня во всем Ираке осталось не более 300 тысяч христиан, влачащих жалкое существование. Это при том, что с апостольских времен Ирак был одним из центров христианства. Верующие бежали в Месопотамию, спасаясь от гонений в Римской империи. Американский автор Эндрю Долан писал: «Иракские христиане столкнулись с жестокими преследованиями. Ни американские военные, не Государственный Департамент не сделали ничего, чтобы защитить их... В условиях кампании систематического насилия американские военные не предоставляли никакой защиты гонимым христианам. В некоторых случаях, представители духовенства обращались к местным американским военным, умоляя защитить их — всегда тщетно. Американская администрация в Ираке, как и Государственный Департамент, отказывались признать, что христиане и другие меньшинства в Ираке подвергаются преследованиям из-за их веры. Те иракские христиане, которым удалось бежать в Америку, по большей части получили отказ в предоставлении убежища и были депортированы» (How the Iraq war became a war on Christians. http://www.theamericanconservative.com/articles/how-the-iraq-war-became-a-war-on-christians/). В Ливии, в Триполи, проамериканскими боевиками была разгромлена церковь Святого Георгия, древнейший православный храм в Северной Африке, а христиане практически исчезли (http://www.km.ru/v-mire/2011/10/22/voina-v-livii/v-vatikane-vyrazili-obespokoennost-sudboi-liviiskikh-khristian).

Христиане Египта, пришедшие в I веке в Александрию и создавшие там первые христианские общины, сегодня массово гибнут в «освобожденном от диктатуры» Египте. Только за четыре дня беспорядков после переворота, в Египте были разрушены или сожжены 30 православных коптских храмов, 14 католических церквей и монастырей, 5 протестантских молитвенных домов. Десятки тысяч коптов уже покинули Египет, некоторые из них оказались в России.

Сирия всегда была одна из самых мирных стран в плане сосуществования христиан и мусульман. «У обычных мусульман в Сирии нет никаких конфликтов с христианами», - свидетельствовал представитель Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Великой Антиохии и всего Востока архимандрит Александр (Елисов). Рождество и Пасха в Сирии входят в список национальных праздников. Христианские храмы, как и мечети, имеют льготы на оплату электричества и воды. Христиане в Сирии представлены в законодательной и исполнительной власти, дипломатии и во всех других сферах государственной и общественной деятельности. Министр обороны Сирии генерал-лейтенант Фаед Раджха - православный христианин. В целом, около10 процентов населения Сирии составляют христиане, принадлежащие к 12 церквям. Сирия единственное место на Земле, где до сих пор говорят на арамейском языке – языке Христа (http://oko-planet.su/politik/politikdiscussions/104543-ogonek-minaret-hrista-besporyadki-v-sirii-grozyat-unichtozheniem-hristianskoy-civilizacii-na-vostoke.html).

Стоит напомнить, что именно в Сирию бежала из Ирака после оккупации страны США значительная часть христиан. «Но вскоре им пришлось бежать от гонений — на этот раз развязанных сирийскими повстанцами, многие из которых были связаны с Аль-Каидой. Администрация Обамы решила оказать поддержку повстанцам, совершенно не задумываясь о последствиях. Масштабы этой поддержки не ясны, но имеющиеся данные указывают на то, что она значительна. Как и в Ираке, повстанцы особенно часто выбирают своими целями священников, которые являются наиболее заметными символами христианской веры» (http://www.theamericanconservative.com/articles/how-the-iraq-war-became-a-war-on-christians/).

Сразу после начала организованного США конфликта банд наемников и режима Асада, со стороны наемников началось «широкомасштабное преследование христиан в этой стране. В течение нескольких недель в окружении боевиков находился христианский город Раблех. Там исламисты убивали каждого, кто пытался выйти или войти в город, в том числе и представителей религиозных христианских организаций, пытавшихся доставить осаждённым еду и медикаменты» (http://politikus.ru/articles/6106-voyna-obamy-protiv-hristian-blizhnego-vostoka.html). В интервью СМИ иерарх Антиохийской Православной Церкви епископ Сейднайский Лука рассказал, что из своих домов были изгнаны 138 000 христиан, а христианские храмы разорялись и разрушались. «Они убивают людей. Человеческая жизнь для них не представляет никакой ценности». В интервью «Голосу России» иерарх Антиохийской Православной Церкви митрополит Афамийский Исхак рассказал, что христиане Сирии «поддерживают законную власть, так как видят, что после прихода боевиков «творится немыслимое»: разрушения храмов, похищения священников, насильственное выселение христиан из домов, акты террора». Сейчас в Сирии в местах, где воевали боевики, невозможно отыскать неоскверненную христианскую церковь.

А теперь необходимо вновь обратиться давайте к Люттваку, который уже сейчас констатирует, что христиан в ходе войны будут убивать. А если произойдет ливийский вариант и Сирию разорят, разграбят, а Асада убьют, то вместо одного из древнейших центров Христианства и территории мирного сосуществования мусульман и христиан мы получим еще одну территорию, свободную от христианства. Территорию, которая дополнит современный мартиролог Христианства – самой гонимой, на сегодняшний день, религии на Земле. Год назад социолог М.Интровинье отмечал, что каждый год 105.000 христиан умирают насильственной смертью во время межрелигиозных конфликтов и это число составляют только христиане, убитые за веру, сюда не включены жертвы гражданских войн. А кардинал Пьер Эрдо констатировал, что «существует реальная опасность исчезновения христиан как религиозного меньшинства на Ближнем Востоке, а Европа должна быть готова к новой волне иммигрантов, на этот раз – христиан» (http://iov75.livejournal.com/1633968.html).

Почти 150 лет назад точно такая же ситуация сложилась на Балканах – христианские народы гибли под османским игом. И когда Достоевский оценивал то, что происходит, он не подозревал, насколько его строки окажутся актуальными в наши дни: «Вся Европа, по крайней мере, первейшие представители ее, вот те самые люди и нации, которые кричали против невольничества, уничтожили торговлю неграми, уничтожили у себя деспотизм, провозгласили права человечества, создали науку и изумили мир ее силой, одухотворили и восхитили душу человеческую искусством и его святыми идеалами, зажигали восторг и веру в сердцах людей, обещая им уже в близком будущем справедливость и истину,— вот те самые народы и нации вдруг, все (почти все) в данный момент разом отвертываются от миллионов несчастных существ — христиан, человеков, братьев своих, гибнущих, опозоренных, и ждут, ждут с надеждою, с нетерпением - когда передавят их всех, как гадов, как клопов, и когда умолкнут наконец все эти отчаянные призывные вопли спасти их, вопли - Европе досаждающие, ее тревожащие. Именно за гадов и клопов, хуже даже: десятки, сотни тысяч христиан избиваются как вредная паршь, сводятся с лица земли с корнем, дотла. В глазах умирающих братьев бесчестятся их сестры, в глазах матерей бросают вверх их детей-младенцев и подхватывают на ружейный штык; селения истребляются, церкви разбиваются в щепы, все сводится поголовно — и это дикой, гнусной ордой, заклятой противницей цивилизации… Мало того, в Европе оспаривают факты, отрицают их в народных парламентах, не верят, делают вид, что не верят. Всякий из этих вожаков народа знает про себя, что все это правда, и все наперерыв отводят друг другу глаза: «это неправда, этого не было, это преувеличено, это они сами избили шестьдесят тысяч своих же болгар, чтоб сказать на турок». «Ваше превосходительство, она сама себя высекла!» Хлестаковы, Сквозники-Дмухановские в беде! Но отчего же это все, чего боятся эти люди, отчего не хотят ни видеть, ни слышать, а лгут сами себе и позорят сами себя?» (http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0480.shtml)

Тогда в России начался патриотический религиозный подъем, вылившийся в борьбу за освобождение христианских народов Балкан от турок-мусульман, в поддержку всем обществом страдающих христианских народов (до сих пор об этом в центре Москвы напоминает памятник героям Плевны). Собирались сотни тысяч рублей (сам император Александр II пожертвовал 10 тыс. рублей), на собранные деньги закупались одежда, оружие, продовольствие, снаряжались госпитали. Из России на Балканы направилось до пяти тысяч добровольцев, среди которых были художники В.Поленов и К.Маковский, писатель Г.Успенский, врачи С.Боткин и Н.Склифосовский. В русской прессе развернулась кампания в защиту «единоверных братьев». Кампания была столь обширная, а подъем национального духа столь высок, что, по словам того же Ф.Достоевского «даже, может быть, и ничему не верующие поняли теперь у нас наконец, что значит, в сущности, для русского народа его Православие и «Православное дело»? Они поняли, что это вовсе не какая-нибудь лишь обрядная церковность, а с другой стороны, вовсе не какой-нибудь fanatisme religieux (как уже и начинают выражаться об этом всеобщем теперешнем движении русском в Европе), а что это именно есть прогресс человеческий и всеочеловечение человеческое, так именно понимаемое русским народом, ведущим все от Христа, воплощающим все будущее свое во Христе и во Христовой истине и не могущим и представить себя без Христа» (http://pr-rus.ru/a/post_1287840619.html). Итогом стало освобождение христиан, спасение миллионов жизней, религиозный подъем в России, укрепившееся чувство всемирного единства христиан и отношение к России, как залогу этого единства.

Сегодня, глядя на происходящее на Востоке, нельзя не понимать очень важной вещи. Для России вопрос о свободе и независимости Сирии (и не только), это вопрос не только политический, но и религиозный. Это борьба за «братьев христиан», за то самое «Православное дело». Как бы ни высокопарно это ни звучало, но это призыв к той самой миссии, которую Россия возложила на себя в XV в. после падения Константинополя – быть Третьим Римом, самой могучей православной державой, на которую с надеждой смотрят другие христиане. Сегодня границы этой миссии стали гораздо шире границ конфессиональных, поскольку речь идет уже не о православных христианах, а христианах вообще, о христианском образе жизни и мысли, стираемом с лица земли прямыми противниками христианства, теми, кто воспринимает христианство, как средство управления нацией, не верящей ни во что, кроме кинематографа. И все это при молчаливом попустительстве или даже частичной поддержке Старого Света, надеющегося, что до них не дойдет.

Особенно горько сознавать, что христианство сегодня истребляется не где-нибудь, а именно там, где находятся его корни, где две тысячи лет назад утверждалась новая цивилизация, где могилы тысяч первохристианских подвижников, где идут дороги, на которых отпечатались их стопы, где сохранились арены и площади, помнящие их проповеди и смерть за Христа.

Степень этого исторического приближения, сакральной, реликварной ценности этих земель нельзя недооценивать. На протяжении сотен лет паломники из разных концов земли, участники крестовых походов, торили дороги к святым местам, дороги, по которым потом шли купцы, товары, распространялась цивилизация, экономика, культура. Идея о переносе исторических реликвий, связанных с жизнью Христа, столетиями жила в общественном сознании Руси и России и двигала самыми разными людьми. От архиепископа Антония (Добрыни Ядрейковича) XIII века, принесшего в Новгород «дску оконечную» от Гроба Господня и положившего ее под престол Новгородской Софии до патриарха Никона, создавшего под Москвой «Новый Иерусалим» - точную копию Святой Земли. А Крымская война началась всего лишь из-за того, что турки передали католикам принадлежавшие столетиями православным ключи от главного входа в храм Гроба Господня. Стремление к освобождению Святой Земли и даже присоединении ее вместе с Константинополем к России объединяло самых разных деятелей русской истории – от Лжедмитрия I и царя Алексея Михайловича до императора Александра III и П.Н.Милюкова. (подробнее см. Якеменко Б.Г. Взыскание Града. Эсхатологическая идея Града Небесного, Нового Иерусалима и ее отражение в общественной мысли, архитектуре и народной культуре Руси XIV-XVII вв. М., 1996).

В связи с опасностью утраты христианского подлинного сакрального наследия, можно обратить внимание на своеобразие христианства Латинской Америки, связанное именно с удаленностью от корней и святынь. Оно «репрезентативно», святыни представлены, в основном, репликами (обычно отсутствующие мощи заменялись фигурами), возмещающими недостаток подлинных священных реликвий. Это неизбежно привело к «восполнению» этого недостатка средствами народной мифологии и придало латиноамериканскому варианту христианства специфическое своеобразие, когда подлинность веры подразумевается, а не предъявляется. С религиозной утратой восточных территорий, с исчезновением христиан Востока наступит катастрофа, начнутся деформации христианства, возникнет тот самый «однополярный», «однорелигиозный мир», что неизбежно приведет к заполнению образовавшейся пустоты не только самыми крайними, радикальными формами Ислама, но и квазирелигиозными суррогатами. Все это также выразится в масштабной гибели или бегстве людей (то есть исчезновению памяти), а затем и памятников, что сегодня уже активно происходит (http://zn.ua/WORLD/islamisty-iz-igil-unichtozhili-hristianskie-mogily-v-irake-173263_.html). Будучи лишенными живой памяти, веры, они не устоят. Церковь не в бревнах, а в ребрах, но если не будет ребер, на которых все держится, то вскоре не останется и бревен. А весь остальной христианским мир лишится огромного количества святынь, физической и духовной связи с ними, что скажется на всех христианах до единого.

Еще один немаловажный момент. Апостол Павел говорил: «Страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены». (1 Кор.12.26) Думать, что страдания христиан на Ближнем Востоке так и останутся их личными страданиями, было бы большим и трагическим заблуждением. Согласие западных держав с их гибелью, принятие этого факта означает только одно – согласие с тем, что христианство в Европе должно уйти с исторической сцены, а Церковь должна окончательно превратиться, по терминологии Э.Тоффлера, в «бюро религиозных услуг». Это признание того факта, что христиане больше не имеют никаких прав, даже права на жизнь, в отличие от сексменьшинств. На парадоксальность этого обратил внимание С.Худиев. «Признание христиан гонимым меньшинством резко противоречит идеологии ряда европейский партий, как и идеологии их единомышленников в США. Должность гонимого меньшинства прочно закреплена за совсем другими категориями граждан — а христианам отведена роль гонителей. Вот когда не дают провести гей-парад, это нарушение прав человека. И когда не дают плясать в церквях, это тоже попрание свободы. А массовые убийства, истязания, насилия, изгнание сотен тысяч людей из мест, где их предки жили тысячелетиями — это все не очень интересно и волнует мало» (http://www.foma.ru/unichtozhenie-blizhnevostochnogo-xristianstva.html).

В заключение необходимо подчеркнуть, что согласие одних, пусть даже номинальных, христиан на гибель других приведет к непредсказуемым последствиям. Можно напомнить, что раскол единого ментального пространства, исторического ландшафта цивилизованного мира в первый раз произошел в 1054 году, когда оказалось, что христиане способны восстать друг на друга. Взаимные упреки, анафемы, разгром Константинополя крестоносцами в 1204 году были лишь следствием принятия этого факта, согласия с тем, что да, способны. Реформация, расколовшая Европу, и последовавшие затем религиозные войны, тоже питались из этого источника. Следом за гибелью христиан Востока неизбежно последует дискриминация и угнетение христиан Запада, ибо «окамененное нечувствие» пассивного большинства, несомненно, тут же будет использовано политиками и политическими спекулянтами. Физическая гибель христиан в данном случае вовсе не обязательна. Всех устроит, если соль просто потеряет главное – силу. А дальше пусть лежит, ибо выбрасывать ее «вон на попрание людям» (Мф.5:13) нетолерантно. Да и зачем?

Сегодня многие СМИ задаются вопросами – зачем Россия «лезет» в Сирию? Как всегда ответы на этот вопрос лежат в характерной для СМИ убогой, обывательской плоскости - вот, де, последний форпост и т.д. На самом деле вопрос о Сирии гораздо шире. Это, прежде всего, вопрос о миссии России в мире. Миссии религиозной, шире - мировоззренческой. Если Россия начнет защищать и спасать христиан, это объединит вокруг нее огромное количество христиан всего мира, даст возможность показать, что христианство это не благотворительная структура, а сама Жизнь. Хотелось бы, чтобы Русская Православная Церковь поставила этот вопрос и, что важно, взяла его на себя.

ПАУЗА
boris_yakemenko
Цорионов (наркоманская кличка «Энтео») отъехал на 10 суток. Отдохнем немного.

Солнце всходит и заходит,
А в тюрьме его темно.
Дни и ночи часовые
стерегут его окно…

Это хорошая оценка его «православной» деятельности. То есть если раньше вопрос о том, шпана он или не шпана, хулиганство то, что он делает, или нет, являлся для его секты и слегка за ее пределами дискуссионным, то теперь все дискуссии окончены. Деятельности Цорионова дана правовая оценка. Это шпана. Это хулиган и погромщик, опасный для общества. Как говорили в СССР «государственные испытания прошел». Специально для него – грустная, но правдивая картинка и песенка, которой Цорионов может утешаться в промежутках между анафемами современным Диоклетианам и Отступникам, хулителям и гонителям.

Плакатик выполнен в милой для Цорионова старинной манере

А в песенке главное "медленно и очень спокойно" - впереди еще почти 10 дней

Чем знаменит погромщик и шпана, говорилось неоднократно. Отвратительными драками, черносотенными погромами, тифозным бредом в Твиттере, хамскими провокациями и постоянной ложью. О том, что его секта «самая большая организация», о том, что его поддерживают Патриарх, схиигумен Илий, игумен Сергий Рыбко и многой другой ложью. (http://www.interfax.ru/culture/460713) Хотя некая поддержка от сомнительных депутатов, очевидно, все-таки есть – лицо Цорионова за последний год стало заметно шире и приобрело обязательное в таких случаях выражение отрадности.

Раньше

Теперь

Невольно вспоминается пролетарский поэт В.Князев:

К нам сюда-то ваш брат приползет нагишом,
Егозит, лебезит у заборов,
А проходит годок, глядь - и смотрит ершом,
Станет сытый да гладкий што боров!

Пользуясь тишиной и покоем, вспомним, напомним, откуда это шпанистое подворотенное «православие» взялось и почему пользуется поддержкой: (http://boris-yakemenko.livejournal.com/110233.html, http://boris-yakemenko.livejournal.com/110377.html, http://boris-yakemenko.livejournal.com/243787.html). То есть учащение появления на экранах укрупняющегося отнюдь не в фотошопе лица Цорионова прямо пропорционально исчезновению конструктивной просветительской миссионерской молодежной работы.

Простая статистика (благодарю Ю.Белановского)

- Самый известный просветительский семейный центр "Живоносный источник" – закрыт.
- Единственный в России православный молодежный лекторий (от Данилова монастыря) на 350-400 человек ежегодно, проработавший 12 лет - закрыт
- Школа молодежного служения при Даниловом монастыре, проработавшая 12 лет – закрыта.
- Журнал (и сайт) "Нескучный сад" – закрыт.
- Регулярных учебных курсов по молодежной работе от молодежного отдела (а раньше они были раз в семестр) – нет уже года три.
- Курсов священномученника Фаддея при отделе катехизации, где могли обучаться все желающие работать в воскресных школах – нет уж года три.
- Сретенских встреч православной молодежи с священноначалием (собиравших по 250-400 человек со всех приходов Москвы) больше нет.
- Православного пасхального творческого вечера молодежи Москвы нет.
- Миссионерский факультет ПСТГУ не может найти абитуриентов и по сравнению с прошлыми годами не готовит миссионеров.
- Ни одного сайта по молодежной работе и миссионерству, реально способствующего в этих делах – нет.
- Курсов подготовки миссионеров, работавших при миссионерской комиссии Москвы – года три как нет.
- Прекратились православные смены на Селигере! Они были с 2007 до 2011 года и собирали до 1500 человек. Замены за пять лет не нашлось.

Официальная статистика 2014 года: в 257 храмах Москвы 4200 человек православной активной молодежи (население Москвы – 12 млн 200 тыс, то есть примерно 0.30% от населения Москвы). В среднем в каждом храме 16 юношей и девушек. Для сравнения - в любой близлежащей школе около 1000 человек, в любом ВУЗе – несколько тысяч. http://vk.com/korpusvery?w=wall-56088891_438

Природа не терпит пустоты. Если нет актуального контента, нет серьезной работы, нет понимания, что и как делать, освободившееся место немедленно наполняется всякой ерундой, чепухой, юродством, кривлянием. Вместо всех перечисленных пунктов возник Цорионов, который не просто все портит, но, по определению, как всякий проходимец и бездельник, ненавидит все, что работает. Не случайно он недавно по скотски хамил православным ребятам из «Православного корпуса», которые, рискуя жизнью, ездили в Сирию с подарками для сирийских детей и устраивали там праздники. Именно он используется сегодня, как средство маргинализации в общественном сознании не только православной молодежной работы, но и Церкви в целом. Не случайно в последнее время Церковь возникает в общественном поле преимущественно благодаря скандалам. Таким образом, совершается опошление, опопсение, скандализация церковной деятельности, то есть маргинализация, идущая в русле общего замещения культуры (и вообще социальной деятельности) поделками и подделками, напоминающими о том, что где-то есть настоящие культура и деятельность, до которых большинство все равно не докопается.

Если оглядеться вокруг, это очень хорошо видно. Вместо крестьянства – менеджеры, планктон, вместо политики – ток шоу, вместо оппозиции – шаромыжник Навальный, вместо эстрады – попса, вместо искусства – мазня из «Гаража» (названия характерно-маргинальные – Гараж, Флакон, Винзавод) вместо театра – маньяк Серебренников, вместо литературы – вышибала Прилепин и астальный обитатель Пелевин, вместо богословия – кураевщина, вместо православной миссии, как говорилось в «Житии Андрея Юродивого» - «нова бешенина» Цорионов… Мединского, например, происходящее в культуре не настораживает (и это понятно). Но почему не настораживает церковное руководство бесноватый Цорионов, еженедельно отталкивающий людей от Церкви, людей, которые и есть главная ценность сегодня, которых так немного - непонятно.

Впрочем, понятно или непонятно – дело одно. А вот то, что это диагноз – не Цорионова, там все несомненно, а руководства - совсем другое.

ОЧЕРЕДНОЕ ... И ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ
boris_yakemenko
Совсем недавно после долгих нападок «миссионера»-следопыта Першина на «Православный Селигер» мы, наконец, объяснились по поводу него (http://boris-yakemenko.livejournal.com/530096.html) и теперь каждый сам может понять, что такое Першин. Теперь также первый и последний раз необходимо объясниться по поводу мелкого хулигана Цорионова (наркоманская кличка «Энтео»), которого уже неоднократно также связывают с «Православным Селигером». Поводом для этого объяснения стало очередное «открытие» данной связи патриотическим «Радио «Свобода». Открытие сделала некий специалист по Цорионову «культуролог» Бражкина и заключалось оно в следующем (цитируем):

«На Селигере он участвовал в организации костюмированной акции "Второе пришествие Христа". Его давний друг и постоянный партнер по ранним акциям, Андрей Каплин, был активистом прокремлевского движения "Наши", постоянным участником православных смен молодежного лагеря "Селигер", которые организовывал Борис Якеменко и где Даниил Сысоев читал молодняку "уличные проповеди". "Сысоевцы" с "нашистами" крепко дружили. Энтео поехал вместе с Каплиным на Селигер в 2010-м, участвовал там в организации костюмированной акции "Второе пришествие Христа" и семинара "Технологии миссионерства"». http://www.svoboda.org/content/article/27215441.html

Как организатор и руководитель «Православных смен» Селигера должен сказать, что практически все, написанное выше, ахинея специалиста по Цорионову Бражкиной. Начнем с того, что Каплин действительно около года был в «Православном корпусе» и один раз был на Селигере (а не «постоянным участником»). Но затем из-за его, мягко говоря, диких форм общения с людьми и непредсказуемости, от него пришлось освободиться, после чего «два одиночества» - указанное и Цорионов – наконец, встретились, что произошло, кстати, спустя довольно много времени после «Православных смен». Кстати, услышав, что они сошлись, я не удивился. Цорионов никогда не был на «Православной смене», а если бы попробовал туда проникнуть, то отправился бы обратно с большими потерями, примерно так, как душный контактер Холмогоров (http://boris-yakemenko.livejournal.com/93806.html), который просочился на Селигер, так как недосмотрели, но успел смыться до того, как к нему отправилась внутренняя служба безопасности поделиться впечатлениями. Или музыкальная группа «Сыны России», которых нам навязали и поэтому вели они себя по хамски, но мы выкинули их с форума, невзирая на угрозы «обратиться к Медведеву». Или прекрасный «чтец Пахомов», которому указали путь-дорогу тоже без цветов, рыданий и фанфар. Или Пелин, которого мы весьма недружелюбно выставили вместе со всей компанией. В отличие от многих, я прекрасно всегда знал цену всем околоцерковным маргиналам и прилипалам и бдительно следил за тем, чтобы этот мелкий щебень на «Православной смене» не появлялся, а появившись, вовремя исчезал, что вполне удавалось. Так же как и маргинальные формы миссии – появившиеся однажды откуда-то листовки «Православие или смерть» были немедленно изъяты и уничтожены, так же как были в корне пресечены попытки организовать «православную дискотеку».

Поэтому еще раз необходимо подчеркнуть – фрика Цорионова на «Православных сменах» никогда не было и не могло быть. Мало того, Каплина на Селигере тоже в 2010 году не было. Это была «Православная смена», на которой готовили сотрудников для молодежной работы на приходах, мы тщательно отбирали кандидатов (каждый должен был представить проект) и поэтому впервые за все годы людей на «Православной смене» было меньше тысячи – около 450 человек. «Костюмированной акции «Второе пришествие Христа»» на Селигере тоже никогда не было – это плод воображения (воспаленного или нет – не знаю) «культуролога» Бражкиной. Или, говоря не столь деликатно, вранье. Отец Даниил Сысоев не «читал молодняку уличные проповеди» (кстати, а что такое «уличные проповеди»?), а выступил перед активом, где рассказал о своей работе, затем он беседовал с людьми из других проектов. Эти люди занимались подозрительными «психологическими тренингами», очень смахивавшими на сектантские и он долго и терпеливо вместе с отцом Макарием (Маркишем) с ними разговаривал. Потом он просто ходил по форуму и беседовал с людьми, которые к нему подходили, отвечал на вопросы. Так что и «уличные проповеди» тоже плод воображения. Кстати, этот визит отца Даниила бы единственным контактом «сысоевцев» с «Православным корпусом» - никакой «крепкой дружбы» никогда не было, так как я всегда очень настороженно относился ко многим формам работы, которые практиковались последователями отца Даниила.

Свидетелями правоты написанных выше слов могут выступить десятки людей – от организаторов культурных и образовательных программ, до руководителей ЦДРМ, которые, действительно, успешно работали на нескольких «Православных сменах» и, собственно, и вели те самые «миссионерские технологии», всуе упомянутые Бражкиной. Так что смею надеяться, что, наконец-то, этот вопрос разрешен и «Радио Свобода», а также все остальные, кто мусолил эту тему, могут успокоиться. Найти связь не получится.

ОБ ОДНОМ ЭПИЗОДЕ ИЗ ЖИЗНИ КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА...
boris_yakemenko
... или стал ли врагом князю тот, кто не пришел креститься.

Кураев, которого уязвленное честолюбие и самовлюбленность довели до безумия, целился в отца Всеволода Чаплина (с которым он еще несколько лет назад прекрасно служил литургию на Селигере – есть подробная запись), а попал в князя Владимира. «То есть тут именно кн Владимир представлен как идеальный политик.
А помните ли, как именно он призвал киевлян ко крещению? - "кто не придет креститься, станет мне врагом". Так что речь идет не о личных взглядах политика (на что он безусловно имеет право), а о том, что он использует власть для их насаждения».

Вот и князь Владимир пал жертвой уязвленного честолюбия. «Насаждение личных взглядов» - слова-то какие. Словно князь призывал не ко Крещению, а имел обыкновение читать Кураева по утрам со смузи и кофе-латте и пинками заставлял всех делать то же самое. Знал бы князь, как отнесется к нему Кураев через тысячу лет после кончины, может, и не затевал бы Крещения. Кормил бы блинами язычников, щипал за нижний бюст, миссионерил и катехизил помалу. Лишь бы остаться авторитетом для протодьякона, который мстит всем подряд – от отца Всеволода Чаплина до князя Владимира - за свое поруганное материальное благополучие.

А теперь серьезно. Указанная строка из источников, посвященных Крещению Руси («Аще кто не обрящется оутро на реце, то будет противен мне» (Проложное житие князя Владимира), «Аще кто не обрящется утре на реце, тои будет противник мне» (Обычное житие князя Владимира), «Аще кто во утрии не обрящется на реце, богат или оубог или работник, таковый есть мне противник» (Слово о том, како крестися Владимир, возмя Корсунь), «Аще не обрящеться кто заутра на реце, богат ли, убог, или нищь, или работен - противник мне да будет» (Повесть Временных Лет)), надо заметить, единственная "компрометирующая" строка, давно дает повод «несогласным» говорить о «насильственном крещении» Руси. А таким, как Кураев, ставить в целом под сомнение все, сделанное князем Владимиром. Пользуясь случаем (и поводом), попробуем еще раз разобраться в характере Крещения Руси и обоснованности выводов, делаемых из одной единой строчки, к которой иногда особо начитанными прибавляется расхожая фраза «Путята крестил огнем, а Добрыня мечом» - к ней мы тоже обратимся.

Начнем с того, что термин «противник» из источников это не одно и то же, что «враг», что убедительно показывает «Словарь древнерусского языка XI-XIV вв» «Ѥгда въ добрѣ боудеть моужь. то врази ѥго въ печѩли боудоуть Изб 1076, 148—148 об.; всѩ чл҃вкы равно люби. и оубо дроугы и врагы. добры˫а и злы˫а. ПрЛ XIII, 55г; достоить мнихоу... не тъкмо за сво˫а молитисѩ б҃oy но и за чюжа˫а. и за врагы. СбЯр XIII, 162; всѩкыи бо держасѩ добродѣтели не може безъ многыхъ врагъ быти. ЛЛ 1377, 124 (1175); миръ же держите не токмо с любовникы. но и со врагы своими. ЗЦ к. XIV, 44б; кровь сн҃въ свои(х) мьщаѥть и мьстить. и въздасть месть врагомъ. Пал 1406, 160б;» и т.д. (http://onlineslovari.com/slovar_drevnerusskogo_yazyika_vv/page/vragy.1711/) То есть «враг» это смертельная, непримиримая опасность, угрожающая жизни телесной и духовной, с врагом нужно вести борьбу.

Что же касается слова «противник», то этимология слова «против» родственно слову «навстречу», «напротив», «противоположность», «в сравнении с» («Праслав. *рrоti (*preti) родственно лтш. рrеtī, рrеtiеm «навстречу, напротив», рrеt «против, перед, к, в сравнении с» http://enc-dic.com/fasmer/Protiv-10682/), то есть у него совершенно иная смысловая семантика. «Противник» это человек, не согласный с кем-то, держащийся иного мнения, думающий по-другому, что отнюдь не означает жестокого противостояния и смертельной угрозы. То есть, объявляя человека «противником», «противным», князь всего лишь констатирует отсутствие единомыслия между ним, крестившимся, и тем, кто не придет креститься, но это вовсе не является призывом к действию. Что, собственно, мы и наблюдаем. Далеко не все пришли креститься, но никакого насилия не наблюдалось, дружина князя не пошла шарить по домам и вытаскивать прячущихся, хотя, как отмечал В.Татищев «и хотя многие принимали (Крещение. Б.Я.), но множайшие, размышляя, отлогали день на день; иные же, закоснелые сердцем, и слышать о том не хотели», а некоторые даже покидали Киев и уходили, чтобы не креститься. Но не последовало никаких санкций. Обозначив, как сказали бы сейчас, «свою позицию», князь оставил «противникам» свободу выбора. В летописях не осталось свидетельств никаких общественных потрясений, вызванных Крещением, никаких "выжиганий каленым железом" и верещагинских "апофеозов".

Теперь, что касается «огня и меча» Добрыни и Путяты. Уже приходилось говорить о том, что Иоакимовская летопись, содержащая эту фразу, есть произведение XVIII в. В советское время была сделана попытка документально подтвердить это трагическое «крещение» (дело происходило в Великом Новгороде). В Иоакимовской летописи после этой фразы говорится о вооруженном сопротивлении крещению жителей Софийской стороны Новгорода: они расправились с прихожанами Спасского храма. В.Л.Янин, произвел масштабные раскопки данной церкви (Спаса на Разваже улице) и обнаружил «следы пожара 989 года, уничтожившего всю застройку», что было интерпретировано как следы сопротивления. А.Панченко справедливо отмечал, что ««увязку» позднелетописного баснословия и новгородского пожарища, сделанную В.Л.Яниным надлежит счесть излишне смелой. Археологическая датировка с точностью до года в данной ситуации невероятна».

Кроме того, как отмечает ученый, «невероятно также и крещение новгородцев «мечом и огнем». Ни у Путяты, ни у Добрыни, ни у его племянника князя Владимира для этого не было никаких возможностей. Ошибочно представлять себе киевского князя самодержцем вроде Петра Великого. Князь очень зависел от веча, народ был вооружен, и ополчение по силе превосходило дружину (это показано в работах И. Я. Фроянова)». Рассуждая на эту же тему, исследователь Г.Вагнер писал: «К тому же действие «огнем и мечом» могло быть направлено против действительно антинародных элементов. Почему же мы будем их оправ¬дывать в то время, как перед ними открывалась воз¬можность стать носителями нового морального кодекса, но¬вой общечеловеческой культуры, получившей название «культуры совести»».

Указывая на «пониженную драматичность» Крещения, А.Панченко делает важное наблюдение: «У новообращенных народов можно считать почти правилом появление «Юлиана Отступника», когда государь, наследующий первому христианину из правящей фамилии, пытается реабилитировать и восстановить язычество. Так было в Болгарии, в Польше, в Чехии, так было и в Швеции XI века после падения династии Инглингов. Но Русь являет собою исключение из этого правила. Она не последовала примеру соседей. Казалось бы, нет ничего естественнее, нежели обвинение в неоязычестве Святополка Окаянного, убийцы Бориса и Глеба. Однако в борисоглебских памятниках, резко враждебных убийце, такого обвинения не находим. Ясно, что для него не было ни малейших оснований и что оно никому не пришло в голову».

Возвращаясь к предложению князя жителям Киева придти на реку креститься, нужно отметить, что обозначение князем тех, кто не придет, своими «противниками» было вполне естественно. Русь того времени (и не только она) вовсе не была похожа на Америку в том виде, в котором ее представляют в нынешних «Новой газете» и «Нью Таймс» - блаженный остров демократии и свободы, где граждане делают все, что им заблагорассудится, а кругом духота, тупость и тоталитаризм. Неподчинение князю означало несогласие не только с политической, но и с духовной властью, что отразилось даже в этимологии термина (ст.-слав. кънѩѕь, др.-чеш. kněz, слвц. kňaz «священник», польск. ksiądz – «священник», в.-луж. knjez «господин; священник», н.-луж. kněz «господин, священник» http://vasmer.info). Не случайно, многие исследователи, в частности А.Назаренко, отмечают странное "умаление" авторами летописных текстов места духовенства в деле Крещения Руси. "Складывается устойчивое впечатление, - пишет ученый, - что в глазах древнерусских летописцев христианское просвещение Руси было единственно и только богодухновенным делом князя Владимира". И это неудивительно. То уникальное сочетание духовных и светских полномочий, которое в то время называлось "властью", было крайне необходимо для совершения Крещения. Его мог совершить только князь, так как пришлые греческие епископы-миссионеры по определению не могли сравниться по своему влиянию с князем.

Поэтому первый русский митрополит Илларион отмечал, что в князе Владимире «благоверие было с властью сопряжено». Как точно отмечает А.Панченко «а был бы какой-нибудь более мягкотелый, более недальновидный, никудышный государственный деятель на месте Владимира, может быть, Крещение Руси затянулось бы еще лет на 150. Я не думаю, что это было бы лучше. Христианизация была абсолютно необходимым государственным шагом, рано или поздно она должна была состояться. Владимир сделал то, что сделал, и мы должны быть ему глубоко благодарны».

ПЕРЕНОСЧИК В НАРОДЕ
boris_yakemenko
Окончательно сошедший с осей от того, что не дали митрополитство, не выбрали в Общественную палату (ах, как он просил об этом в свое время), что выгнали, что теперь стало мало денег (а это очень важно) и славы (не менее важно), безумный Кураев, оставив временно в покое отца Всеволода Чаплина, продолжил разбираться с Патриархом и отцом Дмитрием Смирновым. Первый, оказывается «дал заповедь "давить, пугать и оскорбляться"» (когда? где?), второй позволил себе выступить аж против радиостанции «Серебряный дождь» (ничего святого нет у человека, способен обидеть даже «Серебряный дождь»).

В чем дело? Любимая кураевская радостанция что-то там отмечала. Как водится, звуки (это то, что у них по старинке называется «музыкой») разносились на километры вокруг. Шло богослужение (вернее, пыталось идти при таком сопровождении). Отец Дмитрий Смирнов собрал людей, отправился на источник звуков и прекратил их. Кураев и его гопническая френдлента считают, что так, якобы, делать нельзя и, начиная с палеолита, все обычно терпеливо ждали, пока весельчаки устанут и никогда не вмешивались, а отец Дмитрий поступил иначе и тем самым оскорбил Христа и опроверг Нагорную проповедь.

Теперь давайте вспомним о следующем. С давних пор хорошо известно – когда где-то в публичном месте кто-то орет матом, включает музыку на предельных мощностях и т.д. то это нацелено прежде всего на окружающих, а не на зачинщика. Музыку должны слышать ВСЕ, ВСЕ должны знать, что он веселится, ВСЕ должны слышать мат и оскорбления, ВСЕМ должно стать противно (или завидно – это зависит от уровня бескультурья инициатора). Подобного рода акции это приглашение к конфликту, человек искренне хочет получить по фасаду, он страстно желает, чтобы его оскорбили и унизили, так как жизненный статус этого человека (людей) – лузер, неудачник, на которого ничто не обращает внимания, который никому не нужен, которому просто тяжело среди порядка и нормальных людей. В 1917 году такие же нарочно гадили на ковры, в мраморные ванны и раковины зимнего дворца, так как, по словам одного замятинского героя, их «чистота дюже заедала», сегодня они включают музычку на предельную громкость, орут матом в общественных местах, подрезают спокойно едущих людей на дорогах. Им хочется тех знаков внимания, которые им понятны, то есть хочется в пятачок. И от этого неприхотливого желания не спасают ни счета в банках, ни особняк на Рублевке, ни титулы на визитке. Если внимательно посмотреть вокруг, то мы их увидим множество. Есть целые организации, состоящие из таких людей – антироссийские «Эхо Москвы», «Новая газета», правозащитники, оппозиция, Кашины-Яшины (набили Кашину морду – и процвел и до сих пор проживает этот капитал), все деятели «современного искусства».

Хорошо известно из опыта, что терпение и молчание здесь не помогают. Отодвинетесь – придвинутся, заткнете уши – сделают громче, не пойдете на выставку «современного искусства» - измалюют матом все окружающее пространство, переключите на другой канал – они окажутся и там. Не оскорбитесь сами – они оскорбят ваших родителей, детей, стариков, все, что дорого и свято и будут так делать до тех пор, пока вы не успокоите негодяев обычным, понятным даже поклонникам заниженных «Приор», способом. Поэтому то, что произошло с любимой кураевской радиостанцией, было вполне закономерно. И не имеет никакого значения, были направлены колонки в сторону храма или нет. Их задача была – спровоцировать. Нахамить. Им ответили так, как они заслуживают. Так в чем проблема?

Дело в том, что 20 лет Церковь загоняли в гетто «вечных потерпевших», где она должна была сидеть тихо, не высовываться, жалко и виновато улыбаться на все оскорбления и заниматься бомжами и старухами. Директор центра Сахарова Самодуров после провокации с «выставкой» «Осторожно, религия» откровенно заявил «вы должны мириться с тем, что вас это оскорбляет». Эта максима стала неофициальным лозунгом всех церквеборцев – от Самодурова и Гельмана до Серебрянникова и Кулябина. Мало того, они заранее определили, что может делать Церковь, а что нет. Если коротко, то ничего. Только терпеть. Вот и Господь, де, только терпел и все, хотя это, мягко говоря, не совсем так. Можно напомнить изгнание торгующих из Храма (Иоан.2:15), слова о том, что делают с деревом худым, не приносящим добрые плоды. (Мф.7,19), не очень деликатную, безо всяких призывов к прощению оценку Спасителем фарисеев (Матф.23:13). Стоит вспомнить и эпизод после ареста Иисуса Христа. «Когда Он сказал это, один из служителей, стоявший близко, ударил Иисуса по щеке, сказав: так отвечаешь Ты первосвященнику? Иисус отвечал ему: если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?» (Ин.18.22-23). Как видим, Он не подставлял вторую щеку и не терпел, а возразил ударившему. А сегодня отдельные люди в Церкви (и епископы и духовенство и миряне) не соглашаются с этим статусом о показывают всем, что у них есть голос, совесть, чувство собственного достоинства. Почему же им нельзя говорить, возражать, защищаться и защищать?

Возникновение в этой истории Кураева, который теперь работает усилителем церковных сплетен, забыв о заповеди «Не ходи переносчиком в народе твоем» (Лев.19.16), вполне закономерно. Кураев тоже очень хочет, чтобы его проклинали, ругали, несли по кочкам. Именно поэтому идут нападки на Патриарха, который, действительно, терпит Кураева и все его площадное хамство и только благодаря этому терпению Кураев и существует. Поэтому идут нападки на Путина. Поэтому Кураев защищает любую шпану – от Толокна до Кулябина – лишь бы заметили, написали похуже, ввязались (вот и я бросаю ему эту неприхотливую кость со своего стола), а он бы обиделся.

Откуда эти нападки на Патриарха? Выдуманные за него «заповеди?» Дело не в конкретном данном случае. Проблема шире. Сегодня главная претензия таких «левых», как Кураев, к Церкви – что она проморгала свою перестройку, а к Патриарху – что не стал церковным Горбачевым. Последняя грубо-компилятивная книга Кураева так и называлась – «Перестройка в Церковь». То есть, так надеялись в этом качестве на него (не случайно Кураев открыто сравнивал последние годы Патриарха Алексия с годами брежневского застоя http://www.blagogon.ru/articles/2/), а он обманул ожидания. Ни сокрушительных, в духе завлабов, реформ, чтобы церкви вверх тормашками, а капуста вверх корнями, ни масштабных чисток с выведением на святую воду, ни открытых консисторских судов над «голубым лобби», ни модернизма с блинами и пощипываниями. Янычар явно сбоит. Обидно. «Пятилетие нахождения у кормила Церкви патриарха Кирилла, вопреки официальным славословиям, показывает очень тревожные вещи… сталинизация Церкви…», - волновался уже давно Кураев, который был несколько лет назад одним из самых ярких апологетов Кирилла и даже получил в награду от будущего сталинизатора протодиаконство. Интересно здесь и то, что чисто по-советски полутонов в этой схеме нет. Патриарх Кирилл, не оправдавший ожиданий тех, кто видел его Горбачевым, провозглашается не продолжателем застоя, а сразу создателем «сталинизации», то есть бросается на самое дно со всей силой, которую дает истовая, горькая обида.

Кстати, интересная подробность. Судя по френдленте Кураева, к которой он шагнул из Церкви, перестройку эту в Церкви ждали и ждут не с надеждами, как в середине 1980-х, а просто, как новое развлечение, с тем же интересом, с каким в советское время смотрели в замочные скважины коммуналок и подслушивали у дверей. Ну-ка, ну-ка, кто кого сейчас сожрет, вон тот этого или этот того. Попкорн и смузи готовы, времени полно, можно начинать, а мы, похрустывая и прихлебывая, будем покрикивать: «а вон тот еще про свой «мерседес» не рассказал», «а вот этот еще не покаялся в своей ориентации», «эх вы, а еще христиане», «вот вам и Церковь, да-с».

Поскольку мы уж заговорили об этом… В Церкви вообще нельзя быть ни правым, ни левым. Нельзя, как Пуришкевич, закричать «правее меня только стенка», нельзя, как обновленец Введенский, болеть детской болезнью церковной левизны. Нет Церкви красной и белой, нет левой и правой, умеренной и радикальной. Есть Церковь воинствующая и есть Торжествующая. Поэтому в Церкви можно быть только либо с Христом и Его Церковью, то есть с теми, кто составляет ее Тело, с теми, для кого в интерьерах русских храмов оставлено нерасписанное фресками пространство в самом низу церковных стен. Либо с френдами и ботами под собачьими кличками, восторженно клубящимися вокруг очередного текста, хотя даже если кто-то носит священный сан, это еще не значит, что всякий текст, им написанный, есть Евангелие.

Несколько слов о тех самых френдах и ботах, среди которых у Кураева почти не осталось нормальных людей и на которых он променял Церковь и Патриарха. Кураевскую френдленту, безусловно, необходимо рассматривать, как продолжение дневника, ибо в ней говорится то, что сам протодьякон пока еще сказать стесняется. Говорит Кураев о Дмитрии Смирнове «работа в патриархии ставит по ту сторону добра и зла», «не осуждайте», а лента все понимает и заканчивает без экивоков: «извернулся», «мычит что-то невразумительное», «так обычно бандиты разговаривают, вот точно в том же ключе», «якобы христианин», «пора на покой уже со своими неумными выводами» и т.д. Хорошо известно, как Кураев банит у себя очень многих из тех, кто недоволен им. Но все вышеуказанные комментарии об отце Дмитрии Смирнове на месте. Потому что они доделывают необходимую работу. Оценивают, как нужно Кураеву, и Чаплина и Смирнова и Шевкунова и Патриарха. Обзывают, как должно. Именно поэтому им никто и не мешает. Зачем? Пусть все видят, кто такие эти зашоренные конформисты, душащие свободу и демократию в Церкви.

Таким образом, критерием истины, мерилом соборности становится не духовенство, не Церковь, а френдлента. «Народ», который весьма абстрактен, ибо вместо имен клички, на аватарах чужие морды, и вся эта масса, вдобавок, разбавлена десятками ботов. Но именно к этому странному «народу» сегодня обращены все разоблачения, которые порой настолько пакостны в подробностях и откровенны, что нельзя отделаться от ощущения, что нездоровая страсть к публичному обсуждению физиологических деталей и есть главная цель этих публикаций. Именно о френдленте Кураев говорит «люди ждут очищения» (Интервью ВМ), от их имени несет он знамя освобождения от «голубого лобби» и многого другого.

Френдленту надо подкармливать и множить, ибо это та единственная паства, что осталась у Кураева. Поэтому, чтобы развлечение френдленты не кончалось как можно дольше, а вождь не умер от бескормицы, последнему нужно любой ценой пресечь попытки решить поставленные им же вопросы и обозначенные им же проблемы. Эта задача была решена с помощью ряда постов: «Почему я не пойду в светский суд», «почему не пойду в церковный суд», «почему не пойду к патриарху» и т.д. Все, эта музыка будет вечной. Дальше вождь должен с максимальным градусом отчаяния пообщаться со всеми СМИ – от подонков с «Дождя» до бесплатной газеты «Метро», где сказать одно и то же, но разными словами. Поскольку фактов мало, а публику в метро нужно заинтриговать и отвлечь от сканворда, необходима интрига в духе «20 чемоданов компромата», намеки и недомолвки - «фамилии знаю, но не скажу», «цифры известны, но не вам», «открыто еще далеко не все». Все это нужно разбавить скандалами типа описанного выше. Таким образом, создается иллюзия широкой известности и читаемости вождя во всех кругах, его глубокой осведомленности в проблеме, а также закрепляет авторские права вождя на открытый им Клондайк - сферу разоблачений и скандалов.

И, наконец, вождь должен быть обязательно гоним. От «голубого лобби» или кондуктора в трамвае – не важно. Главное, что гоним. Этот этап тоже пройден. Злые Чаплины, Смирновы и Козловы кружат, угрожают и клевещут, МДА исключает, черное воинство надвигается, вот-вот перестанут пускать в общественный транспорт, снимут сан, запретят, анафематствуют, посадят, сгноят. Когда эта логика нарушается, положено не верить и искать происки. Например, то, что Кураеву спокойно дали выступить в Свято-Тихоновском, было описано со скепсисом и разочарованием. Дескать, не притворяйтесь, знаем мы вас, род лукавый и прелюбодейный. То есть вокруг вождя и его хлипкого войска быстро воздвигается оборонительный вал с частоколом и бойницами, сквозь которые ведется беглый огонь по всем, кто приближается. Врагу не сдается наш гордый «Варяг», пощады никто не желает. Демократия требует жертв, а кто не верит, пусть посмотрит на Майдан.

И еще одна любопытная деталь. Казалось бы, стремление таких людей к очищению Церкви …. перестройка… модернизм… - все это вроде бы указывает на Кураева и его сторонников, как на самых передовых людей. Однако если пересчитать современную карту Церкви в светском социокультурном и политическом масштабе, то неожиданно окажется, что те, кого принято считать коснеющими и застаивающимися, равнодушными и безразличными, охранителями и антимодернистами как радикальными, так и умеренными, оказываются в мейнстриме современной церковной жизни. А реформатор Кураев, что ни день, то публикующий новые «шмалькальденские артикулы», оказывается типично советским кухонным вождем небольшой, крепко сбитой группки любителей церковного самиздата со всеми признаками советского диссидентского андеграунда, неспособного ни к каким переменам. Среди этих признаков - вера в свою абсолютную Infallibilitas и избранность, отсутствие угрызений (совести или печени – не важно), страх перед огромной темной враждебной массой, плещущейся за окнами и обязательные гонения, смакование которых в нынешнее буколическое время полной свободы отсылают нас к причинам неуловимости известного Джо из ковбойского анекдота. «Никаких мук совести, сомнений, бессонных ночей – этого и близко нет, - говорит Кураев. - … Мой близкий круг поддерживает меня… многие священники хотели фотографироваться со мной. Я их спрашиваю: «Отцы, у вас последствий не будет?» Они: «Ничего, мы не боимся»… тренд по моему выдавливанию из активной церковной жизни продолжится и впредь… Замолчу я – на молчание будут обречены все остальные священники». То есть Кураев соль земли и аще замолчит его плоть человеча, всем остальным нечем будет посолить ту кашу, которую он заварил. Все таки советские гены трудно изгнать из себя, безбилетная партийность постоянно вытесняет церковность...

Может, больше не надо его терпеть.