Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

ОБЛИЧЕНИЯ

x_925da3dd

- А у тебя андропауза. Хе-хе!!!
- А ты приди и сделай мне минет. Ха-ха!!!!
Никогда не подумаешь, что это дискуссия о внешней политике России.
А это она.
Фюрер Лимонов и «мироказалсяпрочней» Макаревич спорят о патриотизме. (детали см: http://beskoneshnyi.livejournal.com/333365.html)

Не будем касаться уровня полемики – потом без хлорки не отмоешься. Отметим только, что уровень вполне достойный и показательный для культурного ценза обоих и, особенно для их возраста, в котором с женщинами уже приходится дружить. То, что Макаревич совершил подлость и предательство, от которых ему не отмыться и не отпеться уже никогда, это очевидно. Нас интересует вопрос совершенно другой.

Оказывается, фюрер Савенка (в миру Лимонов) искренне думает, что он выше и лучше Макаревича. Он искренне думает, что он-то, Савенка, посадивший в тюрьмы больше ста человек, сломавший им жизнь за то, что они, веря ему, боролись с Путиным и распространяли его фашистские бредни, патриот и имеет право кого-то там обличать и проклинать.

Тогда посмотрим. С точными ссылками, чтобы никто из дружков фашиста типа продажного Быкова и ресторанного вышибалы Прилепина не сказал, что кумира оклеветали:

- Все происходящее в России отвратительно до блевотины, никогда еще не было так отвратительно. (Лимонов Э. Как мы строили будущее России. М., 2004. С. 407).

- Мы на самом деле чудовищная страна. Это ханжеское государство и льстивая до приторности церковь дали нам кликуху «Святая Русь». На самом деле нам более подходит кликуха «Русь Сатанинская». (Лимонов Э. Торжество метафизики. М., 2005. С. 28.)

- Российский пейзаж скучен. На него смотреть противно, как на золотушную простушку со вшами в косах. Цель русского пейзажа — послужить плацдармом для как можно большего количества бетонных домов, многоэтажек. (Лимонов Э. Контрольный выстрел. М., 2004. С. 29).

- Как бывшая красавица по привычке считает себя красивой, так и Россия на самом деле давно не красива, стара, плохо пахнет, плохо ходит, скаредна, немилосердна, полна предрассудков. Русские давно не щедры, они давно не лучшие солдаты, они давно не добры, они далеко не самые лучшие спортсмены и, скорее, проявили себя в бессмысленных преступлениях. (Там же. С. 245).

- Московия - самая несвободная страна в мире. Пусть она вся полопается и провалится. (Лимонов Э. Другая Россия. С. 259).

- Эх, козлы вы, козлы, и умрете козлами и дети ваши ими будут… И прет толпа в стоптанных башмаках по пыльным улицам России, бедная, плохо накормленная, злая, грубая, но послушная толпа людей-козлов. (Лимонов Э. Как мы строили будущее России. С. 81).

- Эти старики и старухи не есть нация. Это больные выродки, слабоумные люди… Когда-нибудь мы спляшем на ваших гробах. (Лимонов Э. Как мы строили будущее России. М., 2004. С. 111).

- «Страна великой культуры» видите ли. Вранье! Страна с посредственным историческим багажом культуры. И с полным отсутствием современной культуры. (Лимонов Э. Контрольный выстрел. С. 252).

- Утверждаю, что именно потому, что Россия потребляла Чехова, Толстого, Пушкина, Достоевского в лошадиных дозах, именно поэтому мы — отсталая, терпящая поражение за поражением держава. (Лимонов Э. Другая Россия. С. 85).

- И вся эта производительность труда, ВВП - за одно за это необходимо отхлестать, как минимум, надавать пощечин, даже и главе государства. Так нельзя, какой ВВП к чертовой матери!.. Вся гнусность и подлость - вот эти заводы, фабрики, ВВП. (Лимонов Э. Бутырская-Сортировочная, или Смерть в автозаке. С. 75).

Достаточно. А теперь вопрос. Разве фюрер где-то извинился перед всеми нами за эти слова? Разве где-то признал, что он ненавидит Россию (а он ее ненавидит)? Где-то когда-то сказал, что это не его слова или сказаны они были по ошибке, в бреду, вырваны под пытками?

Нет. Это его слова. Слова фашиста. Фюрера фашистской партии. И он от них не отказывался. Слова мерзавца, который вовремя предал своих, перебежал куда нужно, стал сторонником Путина (интересно, за сколько) и теперь искренне думает, что Макаревич предатель, а он то совсем нет.

Удивительное существо.

КОНЕЦ ЭПОХИ

Представитель Госдепартамента США Мари Харф во вторник вновь усомнилась в точности доклада Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) о беженцах с Украины в Россию. По данным УВКБ ООН, 110 тысяч человек прибыли с Украины в Россию, еще 54 тысячи стали внутренне перемещенными лицами, то есть были вынуждены покинуть свои дома, но не выезжали за пределы страны.

«В заявлении УВКБ ООН не было сказано, что 110 тысяч украинских беженцев бежали с Украины в Россию. Там сказано, что это число людей, которые в какой-то момент пересекли границу. Может статься, что они навещают бабушку и едут обратно», — заявила Харф. Ранее Госдепартамент заявлял, что не нашел подтверждения наличию сколько-нибудь существенного числа беженцев с Украины. В любом случае, уточнила она, США винят в наличии беженцев исключительно ополченцев на востоке Украины, а не власти страны, которые проводят силовую операцию в городах. http://news.mail.ru/politics/18737979/?frommail=1

110 тысяч человек вдруг решили навестить 110 тысяч бабушек в России, для чего поперли с обозами, чадами и домочадцами прямо через границу. Видимо, бабушки пребывают в столь ужасном состоянии, что вызвали массовую миграцию, хотя ни тифа, ни холеры в России вроде бы не наблюдается. Так и представляешь себе, как, очнувшись под развалинами своего дома, слыша рев бронетранспортеров и автоматные очереди, чувствуя запах гари и тротила, житель Луганска или Славянска, ощупывая окровавленную голову, думает: «так, похоже, пора ехать к бабушке».

А если серьезно… Эта самая Мари Харф была пьяная, когда говорила то, что приведено выше? Если так, то это очень хорошо. Это единственное оправдание. Ибо когда такие вещи начинают говорить вслух, на трезвую голову, то это уже вопрос не политический, а медицинский. Уже понятно, что для них не существуют никакие данные, организации, страны, люди, мнение и существование которых расходится со стратегическими планами Госдепартамента. Но говорить такое можно только если лавры Псаки покоя не дают. Но нам и одной Псаки более чем достаточно и Мари Харф тут уже совершенно избыточна.

Разумеется, дело не в том, что они там все в одночасье опсачились, хотя безумие бывает и заразительным и массовым. Это было бы слишком просто. Дело в том, что это конвульсии. Мы присутствуем при умирании мирового сверхимперского гегемона, который 69 лет диктовал мировую повестку дня, из них больше 20 лет – единолично. За это время, опираясь на свой экономический потенциал (в 1945 году экономика США составляла больше половины мировой и США не пострадали от войны) Америка успешно выстроила на основе либеральной идеологии имитационную модель жизни. В ней все вроде бы по настоящему, но на самом деле это, в рамках семиотической системы, всего лишь знак жизни, но не жизнь, а напоминание о том, что где-то есть настоящая жизнь. Благодаря своей экономической мощи США договорились со Старым Светом, что отныне мы живем в эпоху постмодерна, который имитирует искусство, культуру, науку, политику. То есть стало принято считать американские представления о справедливости - общечеловеческими, американские взгляды на право - международным правом, либерализм единственно верным и неизменным учением (Фукуяма даже по этому поводу провозгласил конец истории), грабеж стран - «зарабатыванием денег», кружочки, пятнышки, каляки-маляки и экскременты - искусством, менеджеров – трудящимися, цветную бумагу и безнал – деньгами, а свободу незначительной группы истеблишмента и финансистов – свободой для всего человечества. Сомневаться во всем этом было просто запрещено, чтобы гарантировать мощь и комфорт заказчика и создателя этой системы.

Вся эта модель в карикатурном, экспортном варианте была представлена в России в 1991 году и оттого вся ее тяпляпственость была видна особенно выпукло и отчетливо всем, кто думал мозгами, а не «Новой газетой» и «Эхом Москвы». Так в 1990-е сложилась экономика, которая только торговала, но ничего не производила, армия, в которую шли не для того, чтобы служить стране или воевать, отстроились ВУЗы, в которые поступали не для того, чтобы учиться, возникла работа, на которой не работали, зарплата, которую не зарабатывали, строились церкви, в которых не молились, завелась литература, которая ничему не учила, а производила «писателей», которые писать не умели и оттого создавали книги, которые никто не читал, вылупилось искусство, где никто не умел рисовать или высекать, явилась политика, которая обслуживала только политиков. В обозе с этими «завоеваниями демократии и рынка» закономерно притащились ненависть и отвращение к настоящей, подлинной жизни. К победившим фашизм ветеранам, к работающим на фабриках и заводах, к обычному простому труду, к Пушкину, Толстому, Репину, к Большому театру, к верующим и Церкви, к людям, которым отказали даже в этом звании и прозвали «быдлом», «чернью» и «анчоусами».

То есть Россия оказалась побеждена, а это значило, что преград к окончательному покорению мира больше нет. Так Гитлер, (по мнению историка Типпельскирха) выбирая между войной с Великобританией и США или СССР начал с СССР, считая, что если кампания закончится успехом за полгода, то ни Великобритания ни США в войну вступать уже не будет. Не хватит сил сопротивляться. США были уверены, что следом за превращением России в колонию вопрос присоединения Ближнего Востока и Латинской Америки (важнейших сфер влияния СССР) будет просто вопросом времени, а Африку вообще они не воспринимали всерьез, считая, что уже достаточно сделали для черных, уравняв их в правах с белыми, то есть разрешив им считаться людьми и махать метлами у себя на улицах. Именно поэтому нас не стали добивать, считая, что процесс распада необратим и тратить силы вовсе не обязательно, не мешали Ельцину стрелять на виду у всего мира в парламент и не препятствовали тому же Ельцину предложить преемника. Они были убеждены, что на этой выжженной земле уже ничего не взойдет.

Получилось иначе. И дело не только в том, что Путин, в отличие от Горбачева и Ельцина, отказался играть по выдуманным правилам и считать иллюзию реальностью. Изменился экономический расклад сил и политическая реальность. Так в своей время Киев как столица ослабел и сошел с исторической сцены не потому, что началась раздробленность Руси, а потому, что захирел торговый путь «из варяг в греки». Крестовые походы пробили новые магистральные торговые пути из Европы на Восток и возить товары через Русь стало просто невыгодно. Сегодня экономика Китая уже не меньше экономики США, между ними уже существует военный паритет (что показала встреча Обамы и Си Цзинь пина в Калифорнии), экономика Евросоюза равна экономике США, растут Индия, Бразилия, ЮАР, Мексика, Индонезия, которые эксперт Д.Голубовский называет «странами, которые являются новыми точками роста глобальной экономики в условиях стагнации развитых стран». То есть США перестали определять экономическую повестку дня, но пытаются удержаться, продолжая печатать ничем не обеспеченные деньги, а также отменяя права и правила. АНБ слушает миллиарды сотовых телефонов по всему миру (!)http://news.mail.ru/politics/15991185/?frommail=1, США по фальшивому обвинению уничтожают Ирак, убивают Каддафи и громят Ливию, за то, что отказались подчиниться, проводят конфискационную реформу кипрских банков и давлением пытаются заставить Россию согласиться с грабительской, невыгодной ценой на газ для Украины, открыто поправ «священное право собственности» и принципы рынка, создают тайные тюрьмы на территории других стран и т.д.

То есть сегодня уже не Россия, а именно США бьются в тесной печурке, окруженные и сжигаемые кольцом врагов. Насколько шатки позиции Америки, доказала история со Сноуденом. Один человек (отнюдь не ключевая фигура, рядовой) раскрыв одну или две подробности своей службы, объявляется носителем страшной угрозы, человеком, нанесшим «серьезный ущерб безопасности США», его ловят по всему миру и тратят миллионы долларов на предотвращение подобных случаев. Этот инцидент говорит о подлинной мощи США гораздо больше, чем вся статистика ядерных и экономических потенциалов в целом. Он действительно угрожает. Он и правда опасность. Что уж говорить о целой 140 миллионной России. Как откровенно сказал бывший министр обороны США Роберт Гейтс «Россия посягнула на итоги холодной войны, на мировой порядок, установившийся после 1991 года. И ревизионизм нужно решительно подавить в зародыше, либо позиции США начнут осыпаться по всей планете». Добавить здесь нечего.

А теперь возвращаясь к началу, к бабушкам, которые сегодня принимают 110 тысяч украинских внуков. Такие заявления это и есть свидетельство всего того, что сказано выше. Мир мифов, знаков и иллюзий гибнет при столкновении с реальным миром. Поэтому имитационная, потешная, не договаривавшаяся воевать армия украинской хунты терпит одно поражение за другим от ополченцев, а текучесть дезертиров такая, что впору уже термином «хлещущесть» ее обозначить. А тем временем Харф, и правда верит в то, что там нет беженцев, в то, что люди едут отдыхать на деревню к дедушке. Они в Госдепе обезумели от безнаказанности, от своей «американской исключительности» и не могут поверить в то, что их время уходит на глазах, что повестку дня они больше не определяют. «Гегемония США подошла к концу», как сказал заместитель секретаря Совета Безопасности РФ Евгений Лукьянов. http://news.mail.ru/politics/18741763/?frommail=1

Разумные в таких случаях смиряются и мужественно принимают свою горькую участь. А такие как Псаки и Харф вместе с Госдепом вспоминают старую мысль Геббельса «если мы уйдем, то земной шар должен задрожать». От этого крепчает маразм, поднимается градус безумия, Путин оказывается диктатором, который хочет захватить весь мир, Украина объявляется Европой, украинские неонацисты «сторонниками европейских ценностей», у Белоруссии обнаруживается флот, Латинская Америка начинает говорить, как древние римляне, на латыни, иначе зачем ей так называться, а гражданской войны на Юго-Востоке, убийств женщин и детей и вовсе нет. И если бы Харф и Псаки сидели в доме скорби в удобной одежде, с рукавами, завязывающимися на спине, то не возникало бы никаких вопросов. Но они при деле, выступают и констатируют. Определяют политику распада. И это опасно.

ПОВОД НАЙДЕН

Третья фаза экономических санкций, которую в отношении нас планируют ввести США и страны Запада, коснется уже не персоналий, а экономики в целом. Она может выразиться в запрете на экспорт высоких технологий в области нефтегазовой промышленности. Об этом сообщает The Financial Times. По данным издания, в США эти санкции могут принять форму дополнительных лицензионных требований по аналогии с ограничениями экспорта военных технологий. Существующие проекты будут идти прежним образом, а новые будут проходить усиленные процедуры контроля.

Эта фаза санкций будет введена в том случае, если Россия попытается заблокировать выборы на Украине. По оценкам издания, вводя запрет на экспорт нефтегазовых технологий, Запад рассчитывает избежать непосредственного воздействия на экспорт энергоресурсов, но серьезно затормозить прогресс в области разработки новых шельфовых месторождений Арктики, развития СПГ-проектов и других подобных направлениях. Запрет на экспорт из США высокотехнологичного оборудования, которое может быть использовано в оборонных целях, был введен с 28 апреля. С этого дня дирекция Госдепартамента по контролю над торговлей оружием начала отказывать в рассматриваемых заявках на экспорт или реэкспорт любой высокотехнологичной оборонной продукции или услуг в Россию. Ранее, с 1 марта, была приостановлена выдача новых лицензий. http://news.mail.ru/politics/18169592/?frommail=1

Что это все значит? А значит это всего лишь то, что США, наконец-то, нашли повод остановить развитие России. Напомним, что задача США после 1991 года была вполне понятной – разрушить нашу страну, уничтожить главного своего конкурента, а затем поддерживать его растительное существование траншами МВФ и бесконечно внушая людям в России уверенность в своем убожестве. Не случайно один из самых активных проамериканских деятелей Подрабинек в статье с характерным названием «Опасность сильной России» писал: «Пусть Россия остаётся в экономическом отношении слабой, а в военном - немощной. Так будет спокойнее всему миру».

Уверенность в скорой гибели России была так сильна, что в марте 1994 года в журнале Geografic Questions старший политический советник правительства США Уолтер Мид опубликовал статью «Давайте купим Сибирь», где всерьез обсуждалась неизбежность покупки у России Сибири или, «всего, что лежит восточнее Уральских гор». «Русскоговорящим славянам Сибири» (90%) планировалось предоставить гражданство США, а остальным 10% («нерусскому меньшинству, очень схожему с коренным населением Аляски») везло меньше – их желательно было загнать в резервации и контролировать из Вашингтона. Цена вопроса тоже была определена - три триллиона долларов, которые планировалось выплатить в течение 20 лет, однако территорию забирали сразу же. При этом половина суммы должна была быть потрачена на приобретение американских товаров.

И вдруг все изменилось. События 2000-2014 годов (за вычетом четырех медведевских лет) преобразили Россию и выдвинули Путина на первый план, как одного из ведущих политиков мира, строящего свою стратегию не на полностью дискредитировавшей себя идее демократии, а идее справедливости. Америка не купила Сибирь, а проамериканская Украина потеряла Крым. В основе успеха Путина и России лежали два фактора. Стремление к справедливости, когда государств-изгоев не может быть. И стремление к интеграции, а не конфронтации, создание мощных интеграционных проектов.
В связи с этим все минувшие годы постоянно нарастал конфликт между Россией и Западом и главной причиной было то, что сильная Россия никому не нужна. Тем более, что основополагающий внешнеполитический принцип США был прямо противоположным: раскалывать и ослаблять государства, после чего годами сохранять их в состоянии «больной скорее мертв, чем жив». Достаточно взглянуть на государства Латинской Америки, Египет, Ирак, Афганистан, Сербию, Ливию и десятки других стран, одемокраченных Америкой. Итак, причина была определена, остальное были лишь поводы.

На фоне нарастающего мирового кризиса все более становилось очевидным, что в конкурентной борьбе Россию уже не победить, ибо на Западе экономическая конкуренция давно сменилась идеологическим диктатом, благодаря которому существующий порядок вещей поддерживался не в интересах людей, а в интересах отдельной группы американского истеблишмента и европейских политиков. В результате ритуальный, тотемный характер приобрели все демократические принципы, которые все чаще использовались в антидемократических целях. С их помощью оправдывалось насилие, убийства, провокации, утверждалась ложь в СМИ. Все это отчетливо было видно на примерах Ливии, Сирии, Грузии, Украины. «Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать», - этот принцип благодаря США постепенно стал главным в мировой политике и так же постепенно в Госдепе перестали стесняться откровенной ангажированности в заявлениях, внезапно возникающей политической слепоты или политического дальтонизма.

Поэтому для ослабления России стали искать самые разные возможности. В западных СМИ создали образ Путина-диктатора и узурпатора, угрожающего всему миру, в России поддерживали любую, самую ничтожную дрянь, которая готова была кричать у себя дома под одеялом «Путин, уйди сам», а те, кто выходили на площадь, сразу считались героями и ставились на довольствие. Активно подпитывались антироссийские СМИ, обслуживающие американскую повестку дня, типа «Новой газеты», «Русского Ньюсвика» или «Эха Москвы», неприкрыто раздавались премии Госдепа (Лытынина), работало прикрытие таких прекрасных людей с американскими паспортами, как Познер. С их помощью 24 часа в сутки вдалбливалось, что Америка есть рай на земле, туда едут лучшие, а остаются в России худшие (помнится, американская гражданка Политковская все звала за границу «отдохнуть от России»). Поэтому оселком измерения величины и значимости любой личности становится желание или нежелание ехать в Америку и оставаться там навсегда на бензозаправке или макдональдсе. Вся история с Ходорковским или Магнитским имела исключительно экономическую, а отнюдь не политическую подоплеку – эти люди помогали американцам зарабатывать в России и потихоньку осваивать ключевые позиции в Российской экономике.

Но это не срабатывало. Вернее, с каждым годом срабатывало все хуже. Бездоказательная и истеричная антироссийская пропаганда надоела, болотные оказались в альбусе анусе, в Америке побывали все желающие и поняли, что рай похож на старый, но недавно отремонтированный и выкрашенный сарай. Что идиотов там ничуть не меньше, чем в любой стране, цензура жестче, чем в России и домик в Майами давно уже не круто, если не хочешь быть похож на Киркорова. В России стали появляться нормальные СМИ, поднялась экономика, произошла Олимпиада. И США сделали все возможное, чтобы под боком у России вырастить украинский нарыв, напоминающий Чечню 1990-х с бандитами, воровством российского топлива, унижением граждан и грозными заявками разных ничтожеств, а потом, пользуясь поводом, открыто перейти к экономическим ограничениям. То есть открыто уничтожать любую возможную конкуренцию, которая, как известно, и есть основа рынка. Иными словами, подменяя на глазах у всего мира рыночную экономику российским базаром 1990-х, когда все цены устанавливаются бандитами сверху и строго контролируются, а конкуренты отстреливаются или грабятся на подходе к базару.

Россия все это видит. И все понимает. А если учесть, что особенность российского национального характера – сплачиваться в минуты опасности и работать авралами, то можно лишь поблагодарить США за то, что ни делают все возможное для развития различных отраслей российской экономики и укрепления национального духа.

КРИЗИС СИСТЕМЫ

Кризис

31 января на расширенном заседании правительства В.Путин заявил, что возвращение российской экономики к предкризисной модели роста невозможно, подчеркнув, что это касается не только России, но и мира в целом. Президент констатировал замедление притока инвестиций в страну и снижение темпов роста промышленного производства (в последние месяцы темпы роста упали ниже двух процентов в годовом исчислении). По словам Путина, если Россия хочет быть конкурентоспособной и успешно решать социальные задачи, ее экономика «должна развиваться более быстрыми темпами, чем мировая». http://lenta.ru/news/2013/01/31/putin/ Президент отметил, что виноваты в случившемся США и ЕС, которые на протяжении многих лет постоянно увеличивали потребление, разгоняя экономику, но «сейчас этот механизм дает сбой». Теперь их развитые экономики, обремененные серьезной долговой нагрузкой, «по сути, прибегают к эмиссии, печатают деньги», что, по словам президента, «неизвестно, какими последствиями может это обернуться в будущем». http://news.mail.ru/politics/11812522/?frommail=1

Уже приходилось говорить о том, что мы живем на цивилизационном переломе, на изломе эпох, наблюдая глобальную катастрофу привычных экономических и политических систем. Если говорить более широко – подошел к концу железный век, для которого было характерно непременное материальное воплощение идеи или мечты, а также определенный тип производства. Каким бы ни представлялся дворец или собор в сознании или на бумаге, его не было, он не мог формировать мир, среду человека, пока не был построен. Иной мир, небо (или как скажут сегодня «виртуальный») принадлежали Богу, земля – человеку и в основе соединения, сосуществования двух миров лежал договор между Богом и человеком с правами и обязанностями сторон. Сегодня мир реальности и мир виртуальности принадлежит только человеку, Бога пытаются превратить в их обслугу, и мир реальности вовсе не обязательно должен облекать в плоть виртуальные образы. Они вполне самостоятельно могут существовать раздельно. Раньше любому мечтателю нужно было все равно иметь хоть маленькое дело или быть у кого-то на содержании, чтобы существовать, сегодняшний мечтатель (а чаще прожектер), живя почти круглосуточно в сети, в этом не нуждается.

Вместе с этим окончилась, как уже говорилось, технологическая эпоха, в основе которой лежал базовый энергоноситель с прилагаемой к нему политической системой. Все чаще раздающиеся призывы искать новые источники энергии означают согласие с непременной сменой привычных политических и идеологических моделей. Вернее, основной либеральной западной модели, в основе которой лежит очень простая схема – поднять уровень потребностей и удовлетворить. Поднять-удовлетворить-поднять-удовлетворить. Сначала движение вперед (создание новой модели, как например, Iphone), потом замедление движения - расширение (создание модификаций, улучшение возможностей) и вновь движение. Главная задача власти в этой модели – создавать механизмы оживления потребления. Чтобы покупали не только Iphone, но и все модификации и программы к нему. Благодаря этой системе создается иллюзия стабильности. Во-первых, общество наблюдает процесс развития и совершенствования, а значит и движения вперед. Во-вторых, процесс удовлетворения спроса является механизмом покупки властью лояльности у населения. В-третьих, возникает жесткая связка между количеством денег (материальными благами) и количеством счастья, то есть каждая новая модель «Мерседеса» должна сделать человека более счастливым по определению. Вроде бы все очень логично.

Однако больше 15 лет назад были замечены первые признаки надвигающегося нынешнего кризиса. Тогда западные социологи и экономисты пришли к выводу, что когда валовой внутренний продукт достигает примерно 10000 долларов на душу населения, дальнейший экономический рост уже не приводит к росту среднего уровня удовлетворенности жизнью. Мало того, в последние годы намечается явная тенденция к падению удовлетворения от жизни. В стройно отлаженной схеме возникла непредвиденная деталь – рост количества материальных благ оказался прямо пропорционален количеству времени и сил, затрачиваемых на их получение, постоянная боязнь отстать от моды и от времени порождала все большее количество стрессов. Все закономерно шло к тому (и сегодня уже достаточно примеров этому) что смертельно усталый человек, приходя после двадцатичасового рабочего дня в великолепный особняк и падающий на роскошную кровать, уже не замечает ни роскоши, ни уюта, ни возможностей и мечтает не о новой машине, а об отдыхе. А если учесть, что наращивание потребностей и их удовлетворение неизбежно наращивало безработицу, ликвидировало гарантии занятости, углубляло социальное неравенство и уродовало окружающую среду, то в конечном итоге недовольных жизнью в обществе стало меньше, чем довольных, что неизбежно поставило вопрос об эффективности прежней системы.

Таким образом, необходимо констатировать крах либеральной модели накачивания возможностей роста потребления. Потребление оживить не больше не удается. Вместе с этим стало очевидным, что и современная демократия есть доведенная до совершенства система манипулирования и на оттачивание этого совершенства работает сегодня все – от новых моделей телефонов до «мнения Интернета». В основе либеральной политической западной системы лежало убеждение (закрепленное в «Декларации независимости», документах Великой Французской революции и пр.), что есть неотчуждаемые права и их нужно только соблюдать. Кроме того, нужно в равной степени наделить прочими правами всех, и возникнет общественный консенсус. Однако благодаря потрясениям последних десятилетий, а также во многом благодаря США и их безудержному стремлению к созданию однополярного мира, эта модель также показала свою несостоятельность, ибо права сегодня не соблюдаются и попираются вполне открыто, то есть больше не обеспечивают место человека в обществе.

Последние десятилетия эту отжившую модель пытались спасать путем постоянного расширения круга новых благопотребителей. Первый раз от кризиса перепроизводства благ США и их сателлиты были спасены распадом колониальной системы в 1960-е годы, когда в погоню за счастьем стиральных машин и магнитофонов кинулись десятки стран Африки и Латинской Америки. Второй раз – в 1990-е с распадом социалистического лагеря (как видим, срок созревания кризиса 25-30 лет), когда на шмотки и барахло подсадили Россию вместе со странами СНГ, а также Румынию, Болгарию, Польшу и прочих. Сегодня пришла третья волна, которую пытались направить на Ближний Восток, создав новое сообщество осчастливленных, но сделать это не удалось, круг исчерпан и возможности уже не те. Система производства благ сегодня работает вхолостую, затапливая себя (как «вечный хлеб» в старом рассказе А.Беляева) и отчетливым показателем этого являются огромные долги, поскольку возможности, которые больше нельзя наращивать в реальности, продолжают наращиваться в виртуальном пространстве. Печатаются ничем не обеспеченные деньги (хотя мировой финансовый кризис случился именно от необеспеченности денег), создающие иллюзию богатства, долги оплачиваются долгами или ничем не обеспеченными обязательствами, держащимися только на доверии. Не случайно главным субьектом современной мировой финансовой системы стал финансовый спекулянт.

Одновременно огромные сегменты государственной машины (здравоохранение, социальные программы, сельское хозяйство, образование и т.д.) стали тяжелым бременем, дотационной гирей на ногах, мешающей двигаться. Значительная часть этих сегментов требует сегодня если не ликвидации, то решительной ломки и перестройки, что серьезно скажется на общем уровне благосостояния общества. Но из этой западни непрерывного роста благосостояния уже невозможно вырваться, ибо взамен нечего предложить (религия на Западе почти полностью ушла из общественного сознания и повседневности, став элементом культуры, то есть картиной на стене). Нет понимания будущего, нет, как сказал бы Станиславский, сверхзадачи, ради которой можно многим пожертвовать, нет готовности расстаться с уже нажитым, ибо тогда придется расстаться со смыслом жизни – комфортом и уютом. Наконец, нет лидера, который мог бы взять на себя такую ответственность. Можно вспомнить слова Черчилля в 1940 году: «Я не могу предложить ничего, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота», которые были восприняты совершенно нормально. Было понятно, кто это говорит, почему, для чего нужно с этим соглашаться. Но сегодня нельзя представить Обаму, который говорит эти слова, а затем начинает ликвидировать здравоохранение и образование. Ему этого не простят никогда и с этими предложениями не согласятся ни при каких обстоятельствах. А значит, главной проблемой системы стала сама система и выйти из нее можно только выбравшись из под развалин.

Поэтому сегодня у нашего государства должна быть понятная всем (прежде всего обществу) стратегия выхода из кризиса. Уже сегодня надо думать о посткризисном мире и своем месте в нем, а не о том, как встретить кризис во всеоружии. Развивать и разрабатывать принципиально новые места для сегодняшнего человека в обществе будущего. Путин прав, говоря, что нам нужно обгонять, освобождаясь от формулы «догоняющее развитие», от представления о том, что завтрашняя Россия это Америка сегодня. А это значит, экономика должна развиваться независимо от внешней конъюнктуры, искать ключевые места в экономике будущего (например, Россия, возможно, могла бы легко стать лидером по производству натуральных пищевых продуктов, особенно учитывая страсть западного общества к экологически чистой пище). Нужен активный экспорт смыслов, идей, слов, культурных символов, русского языка. Нужно осваивать и расширять рынки, отказаться от компрадорской формулы экономической политики, выражающейся в том, что «от нас ничего не зависит и для того, чтобы пережить кризис, надо копить, копить, копить, чтобы помочь спасти мировую финансовую систему». Должна быть понятная схема – за что платятся деньги и почему именно такие деньги, чем определяется рыночная стоимость труда, товаров, услуг. Хорошо, что эти вопросы ставятся. Но главное, чтобы не сработала формула «если вопрос поставлен хорошо, он будет стоять долго». Нужны решения. Времени нет.

Путин:Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня

1 января 2012 года стартует Единое экономическое пространство России, Белоруссии и Казахстана. Об интеграционных процессах Владимир Путин рассуждает в статье, написанной специально для «Известий»



1 января 2012 года стартует важнейший интеграционный проект — Единое экономическое пространство России, Белоруссии и Казахстана. Проект, являющийся, без преувеличения, исторической вехой не только для трех наших стран, но и для всех государств на постсоветском пространстве.

Путь к этому рубежу был непростым и порой извилистым. Он начался двадцать лет назад, когда после крушения Советского Союза было создано Содружество Независимых Государств. По большому счету была найдена та модель, которая помогла сберечь мириады цивилизационных, духовных нитей, объединяющих наши народы. Сберечь производственные, экономические и другие связи, без которых невозможно представить нашу жизнь.

Collapse )


Источник: Известия