?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: 18+

ВОРОНЬЕ НА РАЗВАЛИНАХ
boris_yakemenko
Разруха
В каком контексте мы слышим в последнее время словосочетание «Большой театр». Исключительно в криминальном. Прекрасные взаимоотношения в творческом коллективе стали, наконец, известны всем желающим. Носители высокого, духовного, вечного, артисты порочат друг-друга в прессе, колошматят, обливают кислотой (http://izvestia.ru/news/546287#ixzz2MYoStrFN). А по вечерам, устав от трудов праведных, выходят на сцену и несут в массы святое искусство. И почему то никто не замечает этого контекста.

Гибель лучшего, старейшего театра страны началась больше пяти лет назад, когда парочка, считавшая что театр принадлежит только им – Ведерников и Иксанов, поставила в театре порнографа и извращенца Сорокина только потому, что его предложил их приятель Десятников, очень сожалевший в одном из интервью, что нет звуков, способных передать мат. В это же время новый «художник» театра начал сноровисто таскать копеечные виньетки из Интернета и выдавать их за новый стиль театра. Успел поблистать на сцене Большого и Басков… Все это происходило при прямом покровительстве Швыдкого - одной из самых омерзительных фигур в околокультурном пространстве последнего десятилетия.

Дело кончилось тем, что великая примадонна ХХ столетия, создавшая славу Большому театру, Г.П.Вишневская отказалась появиться на его сцене в дни своего восьмидесятилетия. «Я сходила на премьеру "Евгения Онегина" в Большом театре (хорошо, что не на премьеру порнографа и извращенца. Б.Я.), и меня охватило отчаяние от происходящего на сцене. Я двое суток не спала. Выходит, зря прожита жизнь и зачем дальше вообще учить, если Большой театр выпускает такое... Когда прозвучало: "Куда, куда вы удалились...", от унижения я просто заплакала...Я не хочу, выйдя на эту сцену, пережить еще раз чувство отчаяния и унижения, охватившее меня на премьере 1 сентября, и, наверное, до конца своих дней я не избавлюсь от стыда за свое присутствие при публичном осквернении наших национальных святынь». http://www.rg.ru/2006/09/07/vishnevskaya.html Но что там какая то Вишневская рядом с порнографом. Просто выжившая из ума отсталая старуха, вот и все.

Потом там долго шли замены режиссеров, свары и склоки, плоды которых все увидели на т.н. «премьере» в Большом театре после открытия его чучела. Было безжалостное издевательство над покойником. Показывали изуродованную неким Черняковым «Руслана и Людмилу». Людей предупреждали заранее – детям до 16 вход в Большой театр на премьеру не рекомендуется. Как на порнофильм. Поскольку в «Руслане и Людмиле» теперь сцены в публичном доме, тайский массаж и стриптиз пьяного героя на столе. Постановка стала настолько передовой, что Елена Образцова петь в Чернякове отказалась. Но все равно творческих усилий не хватило и премьерный спектакль, как говорили артисты, шел … с подзвучкой, чего не было вообще никогда в истории.

Премьера явно удалась. Были восторженные крики «Позор», значительная часть потрясенной публики покинула театр посреди действия. Могильщик театра и постановщик мюзиклов Швыдкой, разумеется, был в восторге: «прошло крупное художественное событие». Несчастные зрители, те, кому не повезло, они не опоздали, не поскользнулись и все-таки попали на премьеру, делились впечатлениями: «Очень хочется задать вопрос. А будет ли вся эта фигня интересна кому-либо без имён Глинки и Пушкина? В состоянии ли авторы создать самостоятельное произведение с другими именами, другой музыкой и без каких-либо ссылок на классику? Ведь это не искусство - это бизнес. В общем, поздравляю Голливуд пришёл в Большой театр. Теперь там просто тупо с некоторой вяленькой претензией на оригинальность делают деньги и ничего более». «Жалко я с собой на эту премьеру тухлых помидоров не захватила! Это действительно позор! Сколько можно прогибаться под мир? Разве высокое искусство не должно возвышать нас? Тут же приходилось стыдливо отворачиваться и закрывать глаза. Куда мы катимся?»

В это же время театр разрушали физически, уродовали здание и в результате того, подлинного, кавосовского здания почти не осталось. Разумеется, все это сопровождалось уголовными делами и скандалами. И вот теперь «артисты» на развалинах бывшего Большого театра разбираются друг с другом в стиле подворотен и воровских малин. В итоге Большой театр перестал существовать, сегодня в центре Москвы стоит муляж в прямом и переносном смысле, куда ни в коем случае нельзя ходить и водить детей, ибо это будет похоже на поход в Третьяковскую галерею, в которой на стенах вместо картин висят вырезанные из журналов репродукции, а также страницы из «Плейбоя» и «Хастлера». Самое интересное, что ни одному из могильщиков от Ведерникова и Иксанова до Швыдкого и Десятникова, не стало стыдно и жалко. Геростратова слава, которая столетиями считалась самым худшим из того, что можно придумать для позора человеческого, сегодня просто одно из средств «эффективного менеджмента» и раскрутки. Раскрутки собственной личности в телевизоре, либо наличных капиталов. И все.

Единственный способ как-то остановить дальнейшее распространение продуктов разложения бывшего Большого театра – это закрыть его, выгнать всех до единого (как предлагала в свое время Вишневская), привлечь к самой строгой ответственности виновных в его гибели, начиная от Швыдкого и кончая порнографом. И после этого понемногу, по кирпичику, по человеку аккуратно восстанавливать труппу, репертуар, имя. Быстро это не будет. Либо, в противном случае, нужно смириться с тем, что произошло и записать уничтожение Большого театра России в список преступлений, совершенных либералами против России за последние 20 лет. И, когда настанет время, предъявить это преступление судьям.